"Terra Teutonica 1360-1425"

living history community
Текущее время: 17-11, 23:02

Часовой пояс: UTC + 2 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 19-02, 22:03 
Не в сети
главбюргер
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-08, 16:34
Сообщения: 7046
Откуда: Brzesc, Bialorus
В.И Матузова:

Сведения об участии англичан в завоевании Пруссии и прусских походах содержатся в «Хронике земли Прусской» Петра из Дусбурга (XIV в.), «Новой прусской хронике» Виганда Марбургского (XIV-XV вв.), «Хронике» Иоганна фон Посильге (XIV-XV вв.) и Торуньских анналах. Из английских исторических источников такие сведения содержатся в «Хронике» Генриха Найтона, «Краткой истории от Эдуарда I до Генриха V» Томаса Уолсингэма, «Книге о доблестных Генрихах» и «Хронике Англии» Джона Кэпгрейва, а также в документальных источниках (в частности, отчетах казначейства), относящихся к прусским походам 1390-1391 и 1392 гг., и в памятнике книжного искусства XV в. «Рождение, жизнь и смерть Ричарда Бичема, графа варвикского, в картинах».
Многие исследования, посвященные тому или иному аспекту данной темы, зачастую начинаются отсылкой к «Кентерберийским рассказам» английского поэта Джеффри Чосера (1340-1400), в которых выведена целая галерея портретов англичан, его современников. Среди них - Рыцарь, которого в современном литературоведении принято считать собирательным образом английского рыцарства XIV в. В «Общем прологе» к «Рассказам» говорится:

На орденских пирах он восседал
Вверху стола, был гостем в замках прусских,
Ходил он на Литву, ходил на русских...
Ful ofte tyme he hadde the bord bigonne
Aboven alle nacions in Pruce;
In Lettow hadde he reysed and in Ruce...2

Эти строки недвусмысленно свидетельствуют о том, что Пруссия, Литва, Русь были хорошо знакомыми географическими понятиями в Англиии XIV века. Английские рыцари были, надо полагать, частыми гостями в тех краях, как это и подтверждается упомянутыми выше источниками.

Понятно, что в основе интереса Англии к Пруссии лежали экономические и политические причины. Несомненно, ими была продиктована в свое время необходимость в плавании древнеанглийского мореплавателя Вульфстана, совершившего путешествие в Балтийское море в IX в. по повелению короля Альфреда. Серьезные торговые связи Англии с Пруссией установились значительно позднее. В конце XIII в. английские купцы искали рынки сбыта тканей, и их внимание было обращено к Пруссии, куда, как полагают, был направлен английский «Drang nach Osten». Конец XIII - начало XIV в. - это время, когда лишь отдельные английские купцы посещают разные балтийские порты, но во второй половине XIV в. они образуют сильную, хотя и немногочисленную колонию, связанную с Данцигом (Гданьском), торговля которого во многом зависела от предложения английских товаров.
Пруссия, поставлявшая такие важные товары, как зерно, лес, деготь, со временем становится одним из важнейших английских внешнеторговых рынков, наряду с Нидерландами, Нижним Рейном и Польшей. В торговле принимают участие английские купцы из городов Бостона, Линна, Гулля, Йорка. Казначейские отчеты сохранили сведения, что в 1390 и 1392 гг. Генрих Дерби, отправившийся в прусские походы, имел сделки с английскими купцами в Данциге и Кенигсберге, которые, по-видимому, постоянно жили там: Джоном Уитиком (John Wytyk), Джоном Треплэндом (John Trepland) из Йорка, Джоном Бивером (John Bever) в Данциге и Джоном Сквиреллом (John Squyrell) в Кенигсберге5. Впрочем, прибалтийская торговля XIV в. находилась в ведении Ганзы, с которой у Англии всегда были противоречия, достигшие своего апогея в 1385 г., когда торговля Англии с Пруссией была прекращена, сначала лишь до 1388 г. Окончательное вытеснение англичан с прибалтийских внешних рынков произошло в третьей четверти XV в.

Историю политических отношений Англии с Пруссией можно было бы точнее охарактеризовать как историю отношений с Тевтонским орденом. В отличие от Ордена тамплиеров и Ордена иоаннитов, Тевтонский орден не имел земельной собственности в Англии, но с самого начала вторжения тевтонских рыцарей в Пруссию английские короли считали своим долгом платить им ежегодную ренту (40 марок, или 80 золотых), что продолжалось с некоторыми перерывами почти два столетия. Первая выплата ренты относится к 1234-1235 гг. при короле Генрихе III (1216-1272). Сохранился приказ короля от 8 апреля 1239 г., по которому казна должна ежегодно отчислять в пользу Тевтонского ордена 40 марок. Так продолжалось до 1261 г., когда Генрих III аннулировал эту выплату. Рента была возобновлена при короле Эдуарде I (1272-1307), который активно поддерживал практику крестовых походов. Эдуард I дважды подтверждал денежную ренту Тевтонскому ордену. Она была прекращена в 1357 г. при Эдуарде III (1327-1377), который, хотя и обещал магистрам Ордена выплату этой ренты, все же, несмотря на свое увлечение рыцарскими турнирами и насаждением среди знати рыцарской культуры, не смог справиться с финансовыми трудностями, порожденными кризисным положением внутри страны. В 1389 г. выплату ренты подтвердил король Ричард II (1377-1399), а в 1401 г.- Генрих IV (1399-1413). Однако по окончании английских походов в Пруссию интерес английских королей к выплате ренты угасает.

Участие английских рыцарей в войнах на континенте, даже если это не приносило им материальных выгод, все же было престижным, ибо, во-первых, рыцари создавали себе репутацию, а во-вторых, войны имели так называемую «воспитательную» («educational»), функцию; участвуя в них, английские рыцари выходили за пределы Британских островов, включаясь в «международное рыцарское сословие» (international chivalrous class)9.

Первое сообщение о приходе английских рыцарей в Пруссию содержится в «Хронике земли Прусской» Петра из Дусбурга и относится к 1329 г. В это время папа римский возглавил крестовый поход против языческой Литвы и поручил доминиканцам проповедовать его в разных странах. Англичане (английская знать) упоминаются в составе большого войска, собранного из рыцарей Богемии, Силезии и разных областей Германии, во главе которого стоял король Богемии Иоанн Люксембургский и которое участвовало в осаде литовского замка Медеваги. Начиная с этого времени, более полувека английские рыцари, среди которых были представители высшей знати, отправлялись в Пруссию в поисках славы или по велению папы римского. Походы рыцарей - «рейзы» (reyse) - на Пруссию и Литву достигают своего апогея во второй половине XIV в. при великом магистре Винрихе фон Книпроде (1351-1382). Сюда устремляются основные силы европейского рыцарства.
В хронике монаха Лестерского монастыря Генриха Найтона под 1342 г. описывается совместный англо-французский поход на Пруссию (multi Angligenae et Francigenae transierunt ad Spruciam)12. В «Новой прусской хронике» Виганда Марбургского под 1346 г. повествуется о походе, организованном магистром Генрихом Дуземером (1345-1351), который «собрал великое войско с комтурами Кульмской земли и Поморья, с английскими и французскими паломниками.

В 1357 г. множество паломников из разных стран Европы (Франции, Англии, Алемании) пришло в Пруссию (venerant in Prusziam) на помощь братьям Тевтонского ордена. Под водительством маршала Зигфрида Данфельда они вторглись в Литву и подошли к реке Митаве, переправившись через которую, вошли в землю Вайкен и разорили её.
Под 1362 г. при осаде Каунаса наряду с наёмниками из Италии и Алемании упомянуты и англичане (hospites de Anglia). Под 1364 г. Виганд Марбургский упоминает о распре, возникшей между графом Ульрихом фон Ханау (1346-1370) и одним англичанином из-за того, кому из них нести знамя с изображением святого Георгия. Спор решился в пользу графа.

Из походов англичан на Пруссию в конце XIV в. наиболее известны два, возглавлявшиеся Генрихом Дерби (Болингброк; будущий король Генрих IV), -1390-1391 и 1392 гг. Отправляясь в Пруссию, Генрих выступает продолжателем своего рода рыцарской традиции, заложенной его предшественниками. Известно, что дед Генриха Дерби Генрих, граф ланкастерский (ум. в 1361 г.), участвовал в крестовом походе в Пруссию в 1351-1352 гг. Генрих Найтон помещает под 1351 г.: «...Генрих Ланкастер переправился в Пруссию в сопровождении знатнейших людей королевства» («...Henricus dux Lancastri transivit versus le Sprusiam cum multis viris in sua comitiva de maioribus regni»).

В «Книге о доблестных Генрихах» Джона Кэпгрейва о нём говорится, что в юности он «страстно стремился [участвовать] во всех войнах с язычниками, турками или сарацинами. Посему, побывав сначала в Пруссии, затем на Родосе, на Кипре и во многих местах Востока, затем переправившись в Гранаду и в испанские владения, тех, кто презирает крест Христов и самого Христа, или изгнал, или убил. В этих битвах он стяжал такую славу и был так благороден, что юноши всего мира, сыновья французских и немецких герцогов и владык, должны были сражаться под его водительством и знаменем» («omnes frontes guerrarum paganorum .Turcorum sive Saracenorum avide quaesivit. Unde primo apud Pruciam, deinde apud rodis, tune apud Ciprum et plura orientis loca, deinde Garnadiam et Hispanorum partes transiens eos, qui crucem Christi ac ipsum Christum in contemptu habent, aut fugavit aut occidit. In quibus bellis tantae famae et nobilitatis erat, quod alii mundi juvenes, Franciae et Alemanniae ducum et dominorum filii sub ejus alis et ejus vexillo solebant militare»18).

Впрочем, поход Генриха Дерби в Пруссию был столь же традиционным, сколь и вынужденным: барон готовился к походу в Африку, но в условиях Столетней войны с Францией не получил разрешения французского короля пройти через его территорию. Маршрут похода пришлось изменить. 19 июля 1390 г. с 11 рыцарями и 27 оруженосцами он приплыл из Бостона в Данциг (всего на корабле было около 150 человек). Целью похода стало выступление вместе с тевтонскими рыцарями против литовского войска во главе с князем Скиргайло.

Как говорится в «Хронике» Джона Кэпгрейва, «в этом году сэр Генрих, граф Дерби, ходил в Пруссию, где с помощью маршала прусского и короля по имени Витовт одержал победу над литовским королём и обратил его в бегство. Он взял в плен троих его герцогов, а четверых убил, а лордов, рыцарей и оруженосцев - более трёхсот». («In this yere Sir Henri, erl of Derby, sailed into Prus, where, with help of the Marchale of Prus, and of a kyng that hyte Witot, he ovyrcam the kyng of Lettow and mad him for to fie. Thre of his dukes he took, and foure dukes he killed, with many lordes and knytes, and swieris mo that thre hundred».)

В «Торуньских анналах»20 под 1390 г. говорится: «В то же время маршал с великим войском стоял у Вильны, а с ним - господин Ланкастера, англичанин, пришедший со своими людьми по морю перед днём святого Лаврентия. Пришли туда и ливонцы, и Витовт с жемайтами. И сначала они взяли неукреплённый замок Вильны и многих убили; но укреплённый замок они не захватили» («Eodem tempore marscalcus tuit cum magno exercitu ante Vilnam et cum eo dominus de Lankasten Anglicus, qui cum suis venerat per mare circa festum Laurentii. Et similiter iverunt ibidem NN de Livonia et Wytaut cum Zamaytis. Et ceperunt primum casrtum Vilne non muratum et interfecerunt multos; sed murata castrum non obtinuerunt».).

Также и под 1391 годом: «...герцог ланкастерский, англичанин, был в Пруссии и неоднократно оспаривал право на знамя святого Георгия, но безуспешно» («dux de Lankasten Anglicus tuit in Prussia et habuit multas contentiones pro vexillo sankti Georgii; sed non obtinuit»)21.
«Хроника» Иоганна фон Посильге под 1390 г. доносит: «...в этом году перед Вознесением Марии герцог ланкастерский прибыл в Пруссию на корабле в Данциг, а с ним - 300 человек, и купил коней и поспешил сюда и принял участие в рейзе с маршалом на Вильну» («...in desim jare vor assumpciones Marie qwam der herczoge von Langkastel ken Pruszin czu schiffe ken Danczk wol mit III. hundert mannen, und kouffe pferd unde schickte sich dorczu, und czog reyse mit dem marschalke vor dy Wille»). В битве, закончившейся победой союзников, было убито много людей (worden vil lute abegeslagen) и взято в плен три князя и одиннадцать бояр (vingen dry herczogen und eyliff bayoren), которых они отправили в Пруссию (die santhen sy heyme ken Pruczen).

Сходные с этим сведения содержатся в «Хронике» Виганда Марбургского под 1390 г.: «Затем упомянутый маршал организовал поход и со многими паломниками, а именно с сыном английского герцога ланкастерского графом Дерби и т. д., вместе с князем Витовтом и жемайтами поднялись по Мемелю [Неману. - В. М.]». («Deinde per marschalkum predictum fit reysa et cum multis peregrinis cum filio Anglici docis Lankasten comes de Terpi etc. Wytaudus dux interfuit et Samayte ascendunt citre Mimilam».). И далее: «Когда они нашли брод и переправились и как только ступили на землю, язычники бежали, но христиане настигли их и многих убили. Троих герцогов они увели в плен с большой добычей, взятой у них» («quum vadum invenerunt et pertransierunt et quam citu terram tetigerunt, pagani in fugam se dederunt, quos Christian! persequntur et multos occiderunt. Tres quoque duces ducunt captivas cum multa preda, quam ab eis abstitulerunt»).

Как считает английский историк К. Мак-Фарлейн, литовцы потерпели поражение именно вследствие помощи англичан Тевтонскому ордену. Однако начавшиеся распри между немецкими крестоносцами и англичанами вынудили последних снять осаду с Вильны и в октябре 1390 г. вернуться в Данциг, где они перезимовали, а весной возвратились на родину.

Поход 1392 г. упоминается в «Книге о доблестных Генрихах» Джона Кэпгрей-ва: «Также в 1392 г. тот же достопочтенный господин... пришел по морю в Пруссию, в сопровождении, как говорят, почти двухсот человек». («Iterum autem, A. D. 1392, idem venerabilis dominus... mare transiit versus Prusiam, concomitantibus sibi, ut dicitur, ferme trecentes viris».)25 На этот раз помощь Генриха оказалась ненужной, и, распустив свою армию в Кенигсберге, он в сопровождении 50 воинов отправился через Прагу и Вену в Венецию26. Известно, что этот поход стоил Генриху Дерби 330 тыс. фунтов, из которых он вложил 62,5 тыс., а его отец, Джон Гонт (John Gaunt), - остальное. Среди семей английской знати, для которых крестовые походы в Пруссию превратились в традицию, наиболее известны Оффарды (Uffards) из графства Суффолк и Бичемы (Beauchamps) из Варвика. Это были представители старой английской аристократии, заслужившие свои титулы как ратными делами, так и выгодными матримониальными связями еще в XIII в. В одном из исследований Варвики характеризуются как «семейство, добившееся немалых успехов» (a family of great achivement), в котором «по крайней мере один мужчина в каждом поколении делал успешную карьеру, чем вносил свою лепту в состояние этого дома» (at least one male in each generation hab a successful career which improved the fortunes of the house).

Из других знатных фамилий известны Стаффорды (Staffords), Марчи (March), Арунделы (Arundel). В 1331 г. среди английских паломников, пришедших в Пруссию, упоминается Томас Оффард (multi peregrin! de Anglia advenerant, Thomas de Offart comes). Существует точка зрения, что имеется в виду Роберт Оффард (Robert Uffard, ок. 1299-1369)30. Ходил он в Пруссию во главе отряда английских рыцарей и в 1348 г. (multi quoque Almani, Anglic! veniunt in Prusziam, signanter Thomas de Offert, in obsequium Virginis gloriae et remissionem suorum delictorum), откуда вернулся, по-видимому, в 1362 г.31 Поход 1331 г. был связан с военными действиями в Польше, во время которых был сожжен и разрушен город Гнезно, за разорение которого поляки жестоко отомстили захватчикам в битве при Пловцах 27 сентября 1331 г.

Наряду с Оффардами, а порой и вместе с ними, в источниках упоминается имя Томаса Бичема, графа варвикского (ок. 1313-1369), который, если судить по хронике Виганда Марбургского, участвовал в разнообразных военных действиях за пределами Англии, в том числе в войне с Шотландией в 1343 г., во Франции в 1346 и 1369 гг. и в Бретани в 1375 г. Под 1365 г. в связи с походом на волость Ариогалу в той же хронике упомянут граф варвикский (comes de Warwig), который уже год пребывал в Пруссии со своими людьми (per annum stetit in Pruszia cum suis)32. К июлю того же года относится пребывание графа варвикского вместе с Уильямом Оффардом (William Uffard, ок. 1339-1382) в Кенигсберге. Томас Варвикский проложил путь в Пруссию целому роду графов варвикских, положив начало своеобразной фамильной традиции. Его внук Ричард Бичем (Richard Beauchamp, 1381-1439), последний и самый выдающийся военный игосударственный деятель среди графов варвикских, в 1408 г. ходил по морю в Иерусалим, откуда вернулся на родину, побывав по пути в Италии, на Руси, в Литве, Польше, Пруссии, Вестфалии (from Venuse toke his way to Russy Lettowe Poleyn and Spruse Westvale and other coostes of Almayn toward Englond), прославляя себя в турнирах и других ратных подвигах. Путь, по которому следовал Ричард, был известен его предкам (his Ancestry hadde labored in), а особенно его деду Томасу, о котором повествуется там же, что он захватил в войне сына литовского короля (in warre hadde taken the kynges son of Lettowe) и привез его в Англию, где и крестил его в Лондоне, дав ему свое имя Томас35. Эти сведения могут относиться к походам Томаса Варвикского 1361 или 1365 гг. Однако больше оснований связывать их с 1365 г., когда Томас Варвикский присутствовал в Кенигсберге при крещении Бутавта, сына (возможно, брата) литовского князя Кейстутиса, бежавшего из плена и при крещении получившего имя Генрих. Полагают, что именно данное событие в искаженном виде запечатлелось в упомянутом источнике. Тремя годами позднее его сын, Томас, отец Ричарда (ум. в 1401 г.), ходил в Пруссию со своими братьями Уильямом и Роджером в сопровождении 9 оруженосцев и 20 йоменов, имея также 30 коней и 1 тыс. марок37. В казначейских отчётах о походе Генриха Дерби 1390 г. упомянут также Томас Варвикский, по-видимому младший.

Томас Уолсингэм, монах Сент-Олбанского монастыря, продолжатель «Хроники» Матфея Парижского, повествует, как в 1391 г. собрался в Пруссию (iter apparavit versus le Spruys) Томас Вудсток (Thomas of Woodstock), герцог глостерский. Он был послан в Пруссию для переговоров с великим магистром, и от этого, по словам хрониста, его не могли удержать ни печаль лондонцев, ни скорбь простого люда (поп Londinensium gemitus, non communis vulgi moeror retinere poterant), ибо они видели в нем утешение и надежду всей страны (spes et solatium totius patriare). Полагают, что визит Томаса Вудстока не был связан с военным походом. Впрочем, он не состоялся. Судьба Томасу не благоприятствовала (illico adversa agitatio fortuna), и ему пришлось вернуться в Англию, едва успев пересечь её границы: в Северном море его застал жестокий шторм. Среди сопровождавших Томаса Вудстока лиц был и его зять Томас Стаффорд (ум. в 1392 г.).

Свидетельствуют об участии англичан в походах в Пруссию и записи о судебных тяжбах между английскими рыцарями, одни из которых опубликованы, другие содержатся в рукописях. К 1386 г. относятся записи о тяжбах, в которых участвовали представители шести знатных фамилий: Скроуп (Scrope), Гросвенор (Grosvenor), Ловелл (Lovell), Морлей (Morley), Грей (Grey) и Хастингс (Hastings). Четыре из этих семей участвовали в походах на Пруссию. В тяжбах они утверждали свое право на геральдические символы. Роберт Морлей, предок лорда Морлея, который судился с лордом Ловеллом из-за герба, погиб в Пруссии. Уильям Грей, пастор из Рейдона (Reydon), сообщил, что один из его предков, бывавший в Пруссии, видел там в одном соборе витраж с изображением рыцаря с указанными геральдическими символами (argent a lion rampant sable). Ему было известно, что люди Роберта Морлея привезли на родину его сердце; тело осталось в Пруссии, где он погиб. Рыцарь Джон Брё (John Breux) видел в Пруссии лорда Ловелла, правда имевшего другие геральдические символы.

Хью Хастингс (Hugh Hastings), отец Эдуарда Хастингса, который в начале XV в. вел тяжбу за герб (or a manche gules), участвовал в крестовом походе на Воеток, но, возможно, он же (или его отец) бывал и в Пруссии, так как сэр Томас Эрпингэм (Thomas Erpingham), ходивший в поход вместе с Генрихом Дерби, видел его герб в соборе (возможно, в церкви святой Марии) в Кенигсберге как герб Хастингсов (со знаком, относящимся к младшей линии рода).
Возможно, все описанное (сердце, привезенное из Пруссии; гербы, оставленные в Кенигсберге) должно было служить напоминанием англичанам, которые вновь пойдут в Пруссию, что представители этих фамилий обладали данной геральдикой и что это, несомненно, является доказательством престижности участия в подобных походах. Интересна в этом отношении судьба некоторых представителей рода Скроупов. При короле Ричарде II служил в Пруссии сын Генриха Ле Скроупа (Henry Le Scrope) из Болтона (Bolton) Уильям, впоследствии граф Уилтширский (earl of Wiltshere). Возможно, бывал там и его сын Стивен (Stephen)44. Генрих Скроуп из Мэшэма (Masham) имел нескольких сыновей. Старший, Джеффри (Geoffrey, ок. 1342-1363), погиб в крестовом походе в Пруссии. По свидетельским показаниям сэра Генриха Феррерса (Henry Forrers) в 1386 г., он встречался с сэром Джеффри в Пруссии, а затем в Литве, где при взятии одного из замков он погиб. Тело Джеффри было перевезено из Литвы в Пруссию, где он был погребен в кафедральном соборе в Кенигсберге. Сходные с этим сведения сообщали Томас де Бойнтон (Thomas Boyton) и Томас Фитц-Генри (Thomas Fitz-Henry). Брат Джеффри Скроупа Стивен последовал его рыцарскому примеру и после 1360 г. участвовал в походе на Кипр, а позднее - в Пруссию. Свидетели, участвовавшие в этих тяжбах, как правило, тоже ходили в Пруссию. Валдгрейв (Waldgrave), свидетель Уильяма Ле Скроупа, рыцарь из Суффолка, сопровождал в Пруссию графа херефордского (Hereford). Александр Голдингэм, также видевший Уильяма Ле Скроупа в Пруссии, владел манором Чигвелл (Chigwell) в Эссексе; Уильям де Люси (William de Lucy), видевший герб Скроупа в Пруссии, был родом из Дорсета (Dorset) (время его пребывания в Пруссии неизвестно). Томас Фитц-Генри, присутствовавший при похоронах Джеффри Ле Скроупа в Пруссии, родился в Линкольншире (Lincolnshire). Таким образом, география английских рыцарей, ходивших в Пруссию, довольно широка. Принадлежали они преимущественно к военной аристократии. Николас Сабрахэм (Nicolas Sabraham) был, по-видимому, профессиональным воином, участвовал и в крестовых походах, и в сражениях Столетней войны, и, как он сообщает суду, воевал и в Пруссии47. Профессиональным воином, служившим в Пруссии, был и Генрих Феррерс, побочный сын лорда Феррерса Гроуби (Ferrers of Groby). Менее знатным среди них был Джон Райтер (John Ryther), оруженосец упомянутого выше Джеффри Ле Скроупа, которого он похоронил в 1362 г., а затем по окончании похода задержался в Кенигсберге, где видел, как в церкви устанавливали витраж с гербом Скроупов.

Служил в Пруссии Гемфри де Богун (Humphrey de Bohun), граф херефордс-кий. Эдуард Куртеней (Edward Courtenay), сын графа девонширского, выступил в Пруссию вместе с двумя братьями в 1368 г. Джон Монтегю (John Montagu, 13507-1400), граф солсберийский, стюард короля Ричарда II, сражался в Пруссии в 1391-1392 гг.49 Ветераном крестовых походов в Пруссию был и Томас Холланд (Thomas Holland), заслуживший там, по признанию французского хрониста Ж. Фруассара, любовь и уважение французских рыцарей, с которыми вместе он был в походе («... un gentil chewalier engine qui n'avot que un oeil, que on dammoit messires Thomas de Hollande, et V ou VI bons chvalers avoecq lui,qu'il avoient autrefois compaingniet et veu I'un I'autre en Grenade, en Prusse, oultre le mereten pluisseurs lieux...»).

Генрих Перси (Henry Persy, 1364-1403), более известный по прозвищу Хотспер (Hotspur), сын графа нортумберлэндского (earl of Northumberland), был в Пруссии в 1392 или 1393 гг. По сведениям хроника Виганда Марбургского, между ним и Рупертом фон Шокендорфом (Rubert von Schokendorf) возникла распря из-за знамени святого Георгия, которую уладили литовский князь Витовт и его жена. Дядя Генриха сэр Томас Перси служил в Пруссии в 1391 г.52 Генрих Гросмонт (Henry Grosmont), герцог ланкастерский, придворный короля Эдуарда III, был в Пруссии в 1355 г. Под 1368 г. Виганд Марбургский упоминает среди паломников Генриха Бомонта (Bemunt), которого Джон Кэпгрейв называет одним из доблестнейших английских рыцарей всех времен, и Фитц-Уотера (Vewater), которого Генрих Найтон и Уолсингэм причисляют к выдающимся героям XIV века.

В 60-е гг. XIV в. бывал в Пруссии сэр Ричард Валдгрейв (прототип чосеровского Рыцаря), спикер английского Парламента в 1381-1382 гг.54 Вместе с Генрихом Дерби ходили в Пруссию в 1390 и 1392 гг. Томас Эрпингэм, Джон Норбери (John Norbury) и Джон Уотертон (John Waterton), которые впоследствии были его приближенными в первые годы его правления. В 1391 г. был в Пруссии и старший, незаконный, сын Джона Гонта Джон Бофорт (John Beaufort); он принимал участие в походах на Гродно и Новогрудок.

В исследовании В. Паравичини (см. примеч. 1) названо поименно около 200 английских рыцарей, ходивших в Пруссию. Остается только сожалеть, что у нас нет пока возможности получить эту интереснейшую информацию из первоисточников, хранящихся в рукописных фондах Великобритании, и приходится ограничиваться сведениями, содержащимися в опубликованных источниках и исследованиях.

Поток англичан, участвовавших в «рейзах», иссяк в конце 1390-х годов. Последний раз англичане ходили на Литву в 1394 г. С английской стороны поход возглавлял Стивен Скроуп, которого сопровождали четверо рыцарей, среди них - Джон Бофорт. Во главе «рейзы» стоял маршал Тевтонского ордена Вернер фон Теттинген. В конце XIV в. в Пруссии возникла неприязнь к англичанам, и великий магистр Конрад фон Юнгинген (1393-1407) старался не допустить их в Пруссию. Не исключено, что такое отношение было связано с постоянно вспыхивавшими распрями между английскими и шотландскими рыцарями. Вероятно, они представлялись угрозой крестоносному движению в глазах правящей верхушки Ордена. К тому же после принятия Литвой христианства в 1386 г. интерес к прусским походам резко падает, а к самим походам возникает критическое отношение.

_________________
Living history community "Die stadt Elbing 1360-1410"
Ska, piwo, halabardy!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 2 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:

| |

Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB