"Terra Teutonica 1360-1425"

living history community
Текущее время: 23-11, 13:06

Часовой пояс: UTC + 2 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 4 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Экономика и торговля ТО.
СообщениеДобавлено: 11-07, 08:55 
Не в сети
главбюргер
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-08, 16:34
Сообщения: 7042
Откуда: Brzesc, Bialorus
http://apb-to.jimdo.com/%D1%82%D0%B5%D0 ... %BD%D0%B0/

Цитата:

Хозяйственная деятельность Н.О. в Пруссии в конце 13 начале 15 вв.
Бахтин А.П. 2003 г.

Подобно монахам орденские рыцари должны были, сами заботится о своём содержании. Из статутов Н.О. следует, что физический труд был занятием полубратьев, слуг, и кнехтов которые служили ордену за деньги.
За больными и ранеными ухаживали доктора и обслуживающий персонал, но также и орденские братья.
Хаускомтур (замковый комтур по хозяйственной части) основываясь на совете орденских братьев, отвечал за распределением работы среди слуг. В его ведении находились все инструменты, рабочий скот и работники всякого рода. Под его надзором разгружалось и хранилось зерно, он же вёл его учёт, распоряжался поступлением на склады сукна.
Треслер (казначей) должен был с ведома верховного магистра и великого комтура принимать золото и серебро. Доступ к казне имели только эти три человека вместе.
Все орденские братья, занимавшие определённые должности обязаны были ежемесячно представлять верховному магистру счета, а раз в год они отчитывались перед капитулом. Позже ежемесячные отчёты были переведены в годовые.
Орден на своей территории имел право устанавливать налоги и прочие платежи, назначать еженедельные и другие рынки (ярмарки), устанавливать правило землепользования, пользование водоёмами, а также владеть соляными и другими разработками.
Орден получил от пап некоторые торговые привилегии, но папа Урбан IV (1261-1264) пытался ограничить орденскую торговлю товарами собственного производства [i].

Инвестиции
Покорение Пруссии продолжалось более 50 лет, что естественно требовало финансирования. Так как мирное землепользование стало возможным лишь после покорения пруссов (1283), Орден вынужден был с 1231 г. полагаться на материальную поддержку извне. Эта поддержка поступала из орденских владений (баляйнов) в Германии и других европейских стран. Основной задачей этих владений было служить надёжным тылом для отрядов, ведущих борьбу с язычниками. Оттуда поступала не только материальная помощь, но и персональная в лице орденских братьев.
Величие замысла Н.О. в Пруссии запрещало опираться на пожертвования и финансовую помощь прибывающих с запада крестоносцев.
Ещё в период ожесточённого сопротивления пруссов было необходимо ввозить оружие и продукты питания.
Если при выполнении военных задач Орден мог опираться на немецкое дворянство, то в хозяйственной сфере его важнейшим партнёром было бюргерство (города). Это сотрудничество в рамках ганзейского хозяйственного пространства проявилось при основании и обустройстве крупных городов в Пруссии (Кульм, Торн, Эльбинг, Кёнигсберг).
Прежде чем Орден смог заняться заселением сельхозугодий, он должен был провести значительные культивационные мероприятия.
После покорения пруссов было необходимо, по крайней мере, ограничить опасность непредвиденных наводнений и сделать более безопасным речное судоходство.
В конце 13 в. орден начал проводить работы по строительству дамб в устье Вислы.
Начало этих работ организовал ландмейстер Майнхард фон Кверфурт [ii]. Предположительно для этих работ Орден привлёк специалистов из Голландии. Дамбы так же играли роль искусственных дорог, строительство которых в то время даже не планировалось. В этот период для Ордена более существенным являлись водные пути. Основной путь из Кёнигсберга в Ливонию шёл по косе Куриш Нерунг (Куршская коса). Частое размывание косы во время штормов, например у Заркау (Лесное) вызывали необходимость постоянных ремонтных работ. В косе Фрише Нерунг большое значение играли три пролива Лохштедтский (первое упоминание в 1246 г. занесён в 16 в.), пролив напротив Бальги (первое упоминание. около 1300 г. занесён в 16 в.) Новый пролив у Пиллау (1376 с 1497 главный вход в залив). Поддержание в порядке проливов и косы требовали больших затрат.
Главными путями в глубь страны были реки, по ним было очень выгодно транспортировать большое количество грузов. Пологость рек делало возможным судоходство даже по маленьким рекам. Значение рек было значительным и в узловых местах для большей безопасности судоходства строились замки, и на их берегах основывались города.
Кёнигсберг с Мемелем связывал водный путь благодаря усилиям Ордена ставшим судоходным. Для соединения Прегеля с заливом Куриш Хафф служила Дейма; вначале это была небольшая речушка расширенная и углублённая орденскими строителями. Пользоваться этим путём стало возможно после строительства шлюзов у Тапиау и Лабиау. (документально существование этого пути засвидетельствовано в 70-е годы 14 в.)
Создавался этот путь для походов на Литву, затем использовался для торговли и транспортировки стройматериалов и снабжения замков на реке Мемеле (Неман). Но так как выход в залив был достаточно опасен (известно около 5 конвоев потерпевших крушение в водах залива), началось строительство канала вдоль берега.
Значительными были инвестиции Ордена в заселение земель, планомерно осуществляемое с конца 13 в., до начала 15 в. Немецкие деревни получали под разработку до 120 хуф[iii] лесов, Орден так же оказывал поселенцам и финансовую поддержку. Наряду с немецкими и прусскими деревнями существовали и более менее крупные поместья прусских нобелей и свободных пруссов (с прусским правом) и некоторого числа немецких дворян (с кульмским правом) получившим награду за службу.

Сооружение мельниц разрешалось только с позволения Ордена третьим лицам. Аналогично обстояло дело с рыболовством, право на него Орден давал особо. В сельской местности большое значение имели трактиры и их владельцы
Янтарь орден так же не выпускал из своих рук (небольшую часть в этом предприятии имел Самбийский (Замландский) епископ).
Леса и пустоши тоже использовались там занимались разведением лесных пчёл и бортничеством, а также добычу древесного угля, дёгтя и железной руды для потребностей страны.

Собственная экономика и собственная торговля.
К собственной экономике ордена относились сельское хозяйство, ремесло и торговля.
Сельским хозяйством Орден занимался на прилегающих к замку землях и орденских дворах или фольварках. Эта деятельность хорошо отражена в инвентарных книгах 2 половине 14 в. и первой половине 15 в., при смене и ротации комтуров и высших чиновников.
Например: В комтурстве Мариенбург около 1400 г. было 22 сельхоз предприятия. Почти все они занимались выращиванием зерновых культур (урожайность установить не представляется возможным). Во всех хозяйствах держали свиней, коров, овец и лишь в отдельных племенной скот. Около 1370 г. в орденских хозяйствах всей Пруссии было 10482 КРС, 18922 свиньи, 61252 овцы; около 1400 г. имелось 13887 коней.
Обслуживались орденские хозяйства подёнными рабочими. Наряду с ними отрабатывали повинности несвободные прусские крестьяне. Кроме того, свободные немецкие крестьяне наряду с общественными работами (строительство оборонительных сооружений, рытьё мельничных рвов и т.д.) должны были помогать в уборке урожая.
В Эльбингском комтурстве в 1386 г. имелось 155 постоянных сельхоз. рабочих.
В форбургах Орденских замков изготавливалось оружие и снаряжение для собственных нужд (но так как этого оружия не хватало, часть его закупалось за границей).
Другими ремесленными производствами вне стен замков являлись многочисленные мельницы, не отданные в аренду под проценты, а которыми управляли орденские служащие. Переработкой зерна в муку Орден мог прилично зарабатывать.
Торговая деятельность Ордена была втянута в ганзейскую торговлю, что способствовало росту его значения в Прибалтике. (Но эта торговля в 15 в. обострила его отношение с прусскими городами). Начало орденской торговли лежит в его истоках. Но особое развитие оно получило во второй половине 13 в. (папские буллы от 1257 и 1263 гг). Уже в разделе «Привычек» орденского статута в непосредственный круг верховного магистра кроме двух кумпанов (секретарей), входит рыцарь в сером плаще называвшийся «шефером». Позднее шеферов стало больше, и подчинялись они не только магистру.
Из множества шеферов, входящих в конвенты выделялись два гроссшефера в Мариенбурге и в Кенигсберге, так как через их руки проходило большое количество денег. Оба гроссшефера были братьями рыцарями или рыцарями в серых плащах и относились к конвентам. Уполномоченными гроссшеферов были «лигеры», т.н. торговые представители в Эльбинге, Торне, Данциге, Фландрии, Любеке и т.д.
Сохранились бухгалтерские книги мариенбургского гроссшефера за 1399-1418 гг. и кёнигсбергского гроссшефера за 1400-1423 гг., а так же торгового представителя в Брюгге за 1391-1399 и 1419-1434 гг.
Множество торговых работников курсировало с товарами между Львовом (Лембергом) и Брюгге, Шотландией и Новгородом, совершая торговые сделки. Изредка в торговые вояжи отправлялись и сами гроссшеферы для изучения рынков и заключения международных торговых сделок.
В период рассвета орденской торговли (14 в.) она развивалась в тесном сотрудничестве с прусскими городами, что было выгодно последним, так как Орден своей мощью поддерживал их торговые интересы.
Это сотрудничество привело к тому, что Орден принимал в свои ряды представителей высших слоёв городского общества (предположительно в лице серых плащей) и назначал их на должности гроссшеферов (шеферов) либо торговых представителей. Примечательно, что бухгалтерский учёт вели не только гроссшеферы бюргерского происхождения, но и дворянского происхождения.
Взаимоотношения с городами испортились после 1411 г. когда орденскую торговлю они стали воспринимать как вредную для себя конкуренцию. Это случилось, после того как орденские правители начали обходить торгово-политические и блокадные мероприятия, что было расценено как недобросовестная конкуренция. Аналогичным было отношение к уплате налога Pfundzoll введённого в 1395 г., который было решено взимать с городов для финансирования оккупации Стокгольма, а позднее с небольшими перерывами снова и снова продлялся Орденом.

Важнейшими предметами торговли были:
1. Зерно производимое Орденом на собственных сельхозугодиях. Орден получал его также в качестве налога с крестьян, и путём закупок. Внутренние потребности ордена обеспечивались полностью, и оставалась ещё некоторая часть, которую с прибылью продавали за границу на западе.
2. Янтарь его закупали для изготовления чёток Любек и Брюгге до 60 бочонков в год (3-4 тысячи марок).
3. Древесина орден закупал её в Мазовии и перепродавал на западе.
4. Воск приобретался внутри страны: в качестве налогов + закупка, продавался во Фландрию.
5. Восточные пряности поступали в Пруссию сухим путём, продавались гроссшеферами внутри страны.



Ввозились прежде всего:
1. Ткани из Фландрии и Голландии (прибыльность составляла всего 16% но благодаря большим объёмам поставок это приносило большой доход).
2. Соль.

Кёнигсбергский гроссшефер имел больший оборот и капитал чем Мариенбургский
Об этом свидетельствуют цифры:
Мариенбург Кёнигсберг
1376 г. – 19958 марок
1379 г. – 20909
1392 - 24000
1393 – 30280
1402 - 56544, 5 марок
1403 - 60031
1404 – 51295 марок 1404 – 64000
1405 - 48415
1406 – 46042 1406 – 76913, 5 марок
Кёнигсбергский гроссшефер в последнее десятилетие перед войной с Польшей-Литвой, очевидно, сумел успешнее действовать на поле инвестирования доходов. После проигранной войны орден во второй четверти 15 в. попытался продолжить торговлю. И хотя оборот был очень мал, и близко не сравним с довоенным, именно в это время критика со стороны городов стала ещё жёстче и привела, в конечном счете, к военным действиям, начавшимся в 1454 г.

Сборы, доходы
При рассмотрении видов сборов Н.О. в Пруссии следует начать с налогов податей немецких деревень.
Основные виды налогов-податей обозначались уже в грамоте, выдаваемой деревне в лице локатора. В грамоте деревни Петерсхаген (комтурство Эльбинг, затем Мариенбург) значится, что деревня получает 72 хуфы для Ордена с Кульмским правом. Из них 4 хуфы пасторских и 7 старосты необлагаемых налогом. С прочих хуф крестьяне должны платить по 3 фирдинга и 2 курицы или 10 пфеннигов. Кроме того, с каждого плуга (отдельного крестьянского хозяйства) шеффель [iv] ржи и пшеницы. Кроме того, в грамоте не приведены подати, незначительные в сравнении с поземельными податями. Это охранные деньги (Wartgeld), подлежащие сдаче 1 раз в 3 года, зерновой налог (Schalwenkorn) на содержание важного для обороны замка Рагнит и, наконец, сбор, подтверждающий признание власти ордена? в размере 5 кульмских пфеннигов и фунта воска.
Сведения из податной книги о деревне Петерсхаген
1391-1393 гг. : 61 хуфа – за каждую 3 фирдинга и 2 курицы или 10 пфеннигов.
33 плуга (двора) 5,5 марки в пересчёте за зерно, 2 фунта перца за маслобойню; 4 марки за ветряную мельницу; 3 трактира – с двух по 1 марки и с 1 0,5 марки.
Общая сумма податей 58 марок 10 шиллингов 20 денариев (больших пфеннигов).
Вместе с не перечисленными податями 64 марки 10 шиллингов и 20 денариев (пфеннигов).
Лично зависимые прусские крестьяне селились в прусских деревнях
Например, деревня Задлуке 43, 5 больших хакена [v] земли: за землю налог 12 марок 9 шиллингов в год (кроме такого указано, что есть большие хакены – налог 7 шилингов. 0,5 динар.; и малые хакены – налог 4,5 шил). Налог на содержание Рагнита не вносился. Крестьянские общественные работы, в отчёте не отражены.

Свободные пруссы должны были, прежде всего, служить военную службу. За признание Ордена своим сюзереном (хозяином) платили 1 лот (ок. 16 шиллингов). Немногие свободные с кульмским правом вносили 1 фунт воска и 5 пфеннигов, некоторые давали так же 2 шиллинга с плуга.
Другие налоги шли с владельцев огородов, лугов, лесов, паромных переправ, и за мёд.
Города платили за ремёсла, прежде всего с булочных и сапожных мастерских. Мариенбург и Нойтайх (города в мариенбургском комтурстве) платили полугодовой налог в 35 и 75 марок.
Годовая сумма всех налогов достигала 123000 марок.
Треслер (казначей вел учет не только доходов и расходов конвентов, но и верховного магистра).
В отдельные годы в кассу треслера поступали деньги от чеканщика монет в Торне.
Сколь бы внушительными не показались эти цифры,полный приход денег в главной резиденции Ордена остаётся неизвестным, так как нет соответствующих данных о собственно орденских сокровищах (казне) в подвалах замка.

Расходы
Серьезной статьей расходов была покупка земель в Поморье в 1310 г. и в Эстонии в 1334 г.

Важнейшей статьёй расходов Н.О. в Пруссии было финансирование военных действий по завоеванию Пруссии, а в 14 веке войны с Литвой.
В общем и целом очень сложно подсчитать расходы на военные предприятия в средние века.
Второй поход ордена против пиратов на Готланд оценивается в 27-30000 марок.
Хотя часть оружия производилась в самой Пруссии, большое его количество приходилось закупать. Тратились деньги и на приобретение военной амуниции, закупки производились за границей. В бухгалтерской книге треслера (казначея) отмечен также регулярный отпуск средств на многочисленные дополнения к латам. Тратились средства и на ремонтные работы. С середины XIV в. Немецкий орден в Пруссии использовал огнестрельное оружие[1]. В Мариенбурге отливались многочисленные орудия. Но их было недостаточно, поэтому большое количество приобреталось за рубежом.
К военным действиям в Пруссии относится также строительство замков и крепостей в камне. При анализе 155 орденских замков из более 200 известных можно придти к интересным выводам[vi]. Начиная с 1231 г. и до 1310 г. орденскими братьями и помогавшими им крестоносцами было основано около 90 замков. Из них, по имеющимся сведениям, на 74 замка к 1310 г. частично в камне было построено только 19. За XIV в. было возведено большое количество дорогостоящих замков. Вершиной этого немалого военно-хозяйственного предприятия была перестройка Мариенбурга из комтурского замка в резиденцию Хохмайстера (Верховного Магистра).
Перестройка большинства замков в камне началась сразу после 1309 г. В 1310 г. начали перестраивать сразу 6 замков. В дальнейшем практически каждый год начинали перестраивать по одному замку, а в 1330 г. ещё 6. К тому же, наряду с перестройкой старых замков продолжалось основание новых, которые после 1310 г., как правило, сразу строились из камня. Если учесть, что каждый замок в среднем строился около 10 лет, то мы видим, что параллельно возводилось от 10 до 15 объектов.
Сооружение больших массивных построек, представлявших хорошо укреплённый комплекс, имеющий и предзамковое укрепление (форбург), а часто и несколько форбургов, с высокими стенами и многочисленными постройками складских помещений, для хранения продуктов питания, фуража, вооружения, всевозможные мастерские, конюшни, а также жилые помещения и т.д. Сам замок (хохбург) имел, до четырёх флигелей, представляющих из себя замкнутый четырёхугольник с большим бергфридом (башней) и с небольшими башнями на опасных участках.
Безопасность замкового комплекса обеспечивалась за счёт больших рвов и стен с военным ходом, которые защищали форбург, а также стены, окружающие сам замок.
Строились эти замки не только как военные сооружения, но также, как символы статуса рыцарского сообщества и территориальной власти. Орденские замки были архитектурно полны достоинства. Декора­тивные формы и строительные элементы придавали североевропейской готике свои неповторимые черты. Во многих случаях использовались художественные произведения высшего класса.
Большой важности вопросом был вопрос о строительных материалах. Пруссия бедна запасами камня, на её территории так же нет каменоломен, а потому сваи, колонны, некоторые строительные блоки изготавливались из привозимых неотёсанных камней, из гранитных и известняковых глыб. Поэтому главным строительным материалом для прусских замков являлся обожжённый кирпич ручной формовки. Производство, которого было достаточно дорого. Кроме обычного кирпича, требовался ещё и фасонный кирпич для внутренних поверхностей сводов, окон, дверей и для опор сводов. Также использовался в больших количествах глазурованный кирпич. При кладке нужен был раствор, для которого требовалась в больших количествах известь, добываемая в Ноенбурге (Пруссия). Известь лучшего качества завозилась с острова Готланд. Запасы стройматериалов достигали достаточно больших объемов.
Применялись элементы архитектурных украшений, как-то ажурная каменная резьба, многослойные капители, фризы с надписями, глазурованные панели.
Прекраснейшим произведением орденской архитектуры являются залы с ребристыми сводами.
Украшались замки также рельефами и барельефами, для которых приме­нялся известняк, завозимый из Готланда[vii].
Была так же тщательно продумана отопительная система, которая путём накаливания камней в подвальном помещении, по специальным воздуш­ным каналам, через отверстия в полу подавала тёплый воздух в жилые помещения. Имелись также камины. Благодаря этой отопительной системе суровые прусские зимы переносились достаточно комфортно [viii].
Все эти работы были огромны не только по объёму, но и по сложности. Из затраченного на строительство замка кирпича можно было вполне построить средневековый город средних размеров.
Строилось также большое количество замков, служивших резиденциями орденских чиновников (фогтов, пфлегеров-управляющих, каммерамтов и т.д.), но и они по финансовым затратам и объёму произведённых работ обходились очень дорого.
Кроме затрат на материалы, имели место и затраты на оплату труда (производство строительных материалов, само строительство). Сейчас невозможно обсчитать, во сколько обходилось строительство одного комтурского замка, но можно с уверенностью сказать, что суммы по тем временам были огромны.
Орден оплачивал и высококвалифицированных специалистов. Можно считать это оправданным, например, в лице Николауса Феленнштайна магистр Конрад Юнгинген получил признанного архитектора, приезд которого в Пруссию стоил затраченных на его приглашение и содержание денег.
Поддержание в надлежащем состоянии этих крепостей тоже требовало средств: согласно сведениям 1309 г., в Кресинге (Англия) на это уходило больше четверти доходов тамплиеров.[ix]
Сам размах строительных работ впечатляет, но наиболее примечателен тот факт, что все эти работы, связаны с огромными финансовыми затратами, проводились в период практически непрекращающейся войны.
Помимо замков строилось ещё большое количество патронируемых Орденом кирх.
Кроме этих крупных инвестиций, Немецкий орден затрачивал значительные суммы на текущие расходы. Например, в замках помимо орденских братьев кормилось также большое количество обслуживающего персонала, в том числе постоянно прибывали и убывали свободные пруссы, из которых витинги - ежегодно, а дворяне-пруссы - раз в два года получали одежду. Пруссам, участвовавшим в походах, выплачивались также страховые суммы, за потерю коня, ранение или смерть до 60 марок.
В инвентарных книгах, в книгах счетов расходы на продукты питания занимали большое место. Пиво преимущественно местного производства, а вино закупалось в Богемии, Рейнланде, Италии. Соль ввозилась из Австрии. Закупались также рыба, южные фрукты. Внутри страны закупалось мясо и зерно. Из других регулярных расходов помощь оказывалась монастырям, мариенбургским викариям и ученикам викария в Рудау, выдавались охранные деньги и дотации Рагниту. Выплачивались также вознаграждения врачам, орденскому юристу, ветеринару, Помезанскому епископу, а позднее и Самбийскому (Замландскому).
Известно также, что орден играл роль крупного мецената для деятелей в области художественных ремесел и искусства. Орден использовал свои пространные торговые связи, чтобы приобретать заграничные произведения искусств (особенно во Фландрии и Богемии). Следует упомянуть и о затратах на золотых дел мастеров, немыслимых для ордена в середине XIII в.
Как сказал председатель международной комиссии по изучению истории Н.О.Бернхарл Йених: «остаётся неизвестно, как удалось пришедшим в Пруссию в 13-14 вв. орденским рыцарям ввиду их происхождения и образования так организовать их правление не только в политическом, но и в культурном и экономическом отношении, что оказалось возможным все достижения периода рассвета».


_________________
Living history community "Die stadt Elbing 1360-1410"
Ska, piwo, halabardy!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Экономика и торговля ТО.
СообщениеДобавлено: 11-07, 09:01 
Не в сети
главбюргер
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-08, 16:34
Сообщения: 7042
Откуда: Brzesc, Bialorus
Цитата:
Каждая деревня обязана была следить за чистотой рек, прудов и колодцев, и надзор за этим был поручен особым присяжным надсмотрщикам. В Пруссии сеяли пшеницу, рожь, ячмень, овес, бобы, горох и морковь, которая играла важную роль в народном пропитании. Рыцари ввели неизвестные прежде в стране растение: так, в их счетных книгах значатся перец и шафран, которые вместе с хмелем разводились на более плодородных участках Пруссии, и не без удивление читаем мы в летописи, что в суровую зиму 1392 г. мороз побил виноград и тутовые деревья. Тогда были в ходу торнские, кульмские и данцигские вина, бочки которых орден хранил в своих погребах; надо, однако, полагать, что вина эти можно было пить, не впадая в грех чревоугодия.

В этой солдатской и земледельческой стране разведение лошадей было предметом особенных забот. Наряду с туземной породой, малорослой и неутомимой, годной для почтовой гонки и легкой конницы, колонисты вывели лошадей для земледельческих работ и тяжелой конницы. Орден ввел в своих землях новую породу рогатого скота, вывезенную из Готланда. В Пруссии было тогда множество овец, и если вывоз шерсти был запрещен, то не потому, чтобы ее было мало: дело в том, что Пруссия сама вывозила сукна, и орден хотел сохранить сырой материал для ремесленников своих городов. Желудями дубовых лесов кормилось множество свиней. Коз также было очень много; так как они меньше занимают места и менее требовательны, чем коровы, то их разводили при замках, как провиант на случай осады. Домашняя птица водилась в изобилии: в числе доходов, собираемых орденом натурою, значится 60 тысяч петухов. По официальным данным тевтонского счетоводства можно составить себе некоторое представление о богатстве страны в начале XV стол. У ордена было около 16.000 лошадей, 10.500 голов крупного рогатого скота, 61.000 овец, 19.000 свиней; его домены обнимали собой около 1100 квадратных километров.

Вывоз зерна являлся одним из главных предметов прусской торговли, так как несмотря на густоту население, страна производила больше хлеба, чем потребляла. Это объясняется господством мелкой земельной собственности, возникшей благодаря тому, что орден очень рано отказался от дачи крупных владений. Если в наши дни слишком мелкая собственность является препятствием для развития земледелие, то крупная собственность была бы пагубна в то время, когда не существовало машин, когда сельскохозяйственное счетоводство было очень несовершенно и пути сообщение неудовлетворительны. Эксплуатация лесов была прибыльна. Дерево вывозилось в виде кольев для заборов или луков; кроме того в лесах добывали смолу, поташ и золу. Сверх той дичи, которая встречается в прусских лесах и теперь, охотники били там зубра, медведя, волка, бобра, белку и куницу; дичи было так много, что она шла даже на провиант для армий. В лесах, наконец, собирали мед диких пчел, и этим промыслом жили многие деревушки, расположенные у входа в пустыню, как называли тогда обширное, покрытое лесом пространство между Пруссией и Литвой — опасную область, где охотника, рыболова и пчеловода подстерегали разбойники. Гросмейстер часто отправлялся туда с многочисленным конвоем и приглашал соседних князей на большие охоты, которые длились иногда целые недели.

В Пруссии промышленность не была привилегией городов, так как замки ордена нуждались в ремесленниках. Многочисленные мельницы служили не только для помола зерна: их двигательная сила находила себе разнообразнейшее применение. Рыцарям принадлежало 390 мельниц, на которые они не щадили издержек: некоторые из этих основательных сооружений стоили от 20 до 30 тысяч талеров, и помол, производившийся на них, можно определить в 300, 000 гектолитров, что достаточно было для прокормления более 560000 человек. Список ремесел тот же, что и во всех странах: булочники, мясники, сапожники, пивовары в огромном числе — в одном Данциге их было 476; цирюльники и хирурги, медики, визиты которых оплачивались дорого и между которыми бывали специалисты по каменной и глазным болезням; аптекаря-кондитера, приготовлявшие сласти, которые рыцари забирали с собой в поход; судостроители — известны случаи продажи суден англичанам и фламандцам; морские и речные лодочники. Для работы по управлению орден держал писцов и землемеров; для своих праздников — певцов, мимов, шутов, вожаков медведей, словом всех средневековых придворных забавников; для своих церквей и замков — строителей органов, скульпторов и живописцев, получавших иногда очень щедрое вознаграждение; так одному мариенбургскому живописцу было раз заплачено за картину 2880 талеров.

_________________
Living history community "Die stadt Elbing 1360-1410"
Ska, piwo, halabardy!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Экономика и торговля ТО.
СообщениеДобавлено: 11-07, 09:02 
Не в сети
главбюргер
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-08, 16:34
Сообщения: 7042
Откуда: Brzesc, Bialorus
Цитата:
В 1230 Тевтонский орден начал культурную работу в Пруссии. Он нашел здесь, как ранее было сказано, достойный внимания уровень культурного развития. Но заселение при помощи наличествующих инструментов было ограничено солнечными склонами и светлыми площадками, где могли без особой культивации организовать выпас и найти приемлемую для примитивной сохи местность. Глубокие дебри девственных лесов и заболоченные терассы в широких долинах и на побережье были слишком трудны для возделывания местными пруссами. Только Тевтонски орден был в состоянии сделать эти области обрабатываемыми и в них создать более 100 немецких деревень. То, что последнее могло происходить без того, чтобы отнимать у пруссов их старые владения, прояснится, если иметь в виду, что огромная долина Вислы и дельта Немана в 150 000 га площадью - и верхняя долина Вислы при длине 180 км и ширине 30 км - до времен ордена были одним сплошным болотом.
Из сказанного можно увидеть, что братьев Тевтонского ордена в Пруссии ждали великие культурные задачи. Рыцари-монахи казались для них очень мало подходящими, даже если они могли чему-то научиться за три десятилетия в Сирии и Греции, Италии и Германии. Но в действительно их первые шаги в Пруссии, Кульмской цитадели, предприняые уже в 1233 году показали, что братья ордена очень точно ориентировались в юридической стороне экономических вопросов и хорошо знали правовые нормы не только соседних областей, но и Силезии и Саксонии, города Магдебург и фламандских земель.
Первый ландмейстер Герман Бальк также сразу знал, что он не может сделать дело местными силами, и потребуются немецкие квалифицированные работники, крестьяне и рыцари. Он был в сравнении с соседними славянскими князьями в очень невыгодном положении, так как он не мог предложить немецким поселенцам столь же надежного и мирного существования. Совсем напротив - он должен был обеспечить себе необходимые силы из немецкой метрополии уже при его назначении в Пруссию, так как сразу начал после въезда братьев в Пруссии ее заселение немцами. В 1230 году состоял под властью ордена крохотный клочок на левом берегу Вислы, в 1231 она была пересечена и сразу же город Торн был создан как первое немецкое поселение. В 1232 и 1233 возникли Кульм и Мариенвердер и в это же время первые дворянские поместья. Опираясь на эти 3 города и свои орденские замки, Герман Бальк решился в 1237 году на десант через море. Он должен был подготовиться к этому по-военному подготовиться технически наилучшим образом, так как при прибытии сил ордена в залив замок и город Эльбинг сразу могли закладываться и заселяться людьми, которые прибыли из Любека. Таким образом объединились на нижней Висле потоки колонистов, которые прибывали из нижненемецких стран по морю и из Центральной Германии по суше. С Вислы и с моря Бальк был в состоянии атаковать глубокий тыл пруссов уже в течение следующих лет, и продвинуть власть ордена и немецкое заселение на востоке до Преголи, на юге до холмистых местностей.
До 1250 прибыли первые немецкие крестьяне, а именно на заброшенные земли в Кульмской земле. Их число было еще незначительно, так как епископ страны получал в 1251 из выплачиваемой ими десятины менее 500 тонн зерна. В 1253 решились на большой скачок по морю посредством устройства замка и города Мемель. Лишь в 1255 этот дальний филиал получил поддержку через основание города Кенигсберга.
Во время Великого восстания 1260-1283 немецкие крестьянские поселения и немецкие города в глубине страны погибли. Замки и города на Висле и заливах, такие как Кульм, Торн, Мариенвердер, Эльбинг, Кёнигсберг и Мемель, смогли устоять, но, вероятно, к концу восстания местность вокруг них была наполовину опустевшей. Основание новых поселений началось уже в 1283 с большой энергией. В этот раз основной контингент образовывали немецкие крестьяне. Они восстанавливали разрушенные деревни в Кульмской земле и строили новые на до сих пор непаханных землях. Несколькими годами позже пришли первые немецкие крестьяне вниз по Висле до Диршау (Тчева). Здесь они разделились.
Одна группа заселяла приобретенную в 1282 году Немецкой степенью священства область Меве (Гнев) слева от Вислы, другая группа выдвинулась через Мариенбург по направлению на Эльбинг и до Бальги - пройдя за 50 лет путь в 150 км. Ландмейстер Конрад Зак направил поток поселенцев из Торна прямо на восток в 1300. Преимущественно, пожалуй, чтобы защитить опасный путь вторжения через Дрвенцу с ее удобными мелями. На этой пограничной реке возникла замкнутая линия немецких поселенческих деревень и более старых, но, так сказать, модернизированных поселений. Могущественные замки Голлуб и Страсбург обеспечивали ее надежность.
Из низовья Вислы немецкие крестьяне проникали на севере в устье Вислы, на юге в глубинные прусские земли. В устье Вислы ландмейстер Мейнхард фон Кверфурт начал уже в восьмидесятые и девяностые годы 13-ого века новое начинание со строительством знаменитых вислинских дамб, которые впервые упоминаются в 1309 и окончательно были завершены в 1381. Мейнхард фон Кверфурт, родственник миссионера в Пруссии Бруно фон Кверфурта, только начал это предприятие и, наверное, был не в состоянии, как думал Фойгт:„ тысячи людей и животных день и ночь" поставить работать над этим делом. Но и выполненная за 8 десятилетий работа также достаточно внушительна. 13 учредительных грамот известны нам в Кульмской земле для немецких деревень; комтуры Эльбинга заложили с 1296 по 1308 26 деревень; комтуры Бальги 40 деревень, практически все - в области очищенной от девственных лесов; Вернер фон Орсельн создал в качестве комтура Мариенбурга в 1315-1324 9 деревень в дельте Вислы, к которым добавились вскоре после него 15 последующих; его коллега, Интендант и комтур Христбурга, герцог Лютер Брауншвейгский, участвовал при более чем 80 основаниях деревень. В Вармии до 1340 года должны были быть возделаны 70 000 га страны.
После 1320 волна колонизации расходится снова на 2 направления; во Внутреннюю Помереллию и в южные пограничные районы Пруссии, так называемые дикие земли. В Помереллии Тевтонский орден и местные монастыри с магнатами уже далеко продвинули немецкую колонизацию. Так, 45 деревень колонистов были созданы только одним аббатством Олива в 1245 году. Когда Тевтонский орден приобрел Помереллию в 1309 году, он обеспечил ее сначала с военной точки зрения по южной и западной границам посредством устройства 10 замков и городов: Хаммерштейн, Бальденбург, Бютов, Лауэнбург, Зельба, Фридланд, Шлохау, Тухель, Кониц и Швец. За этой линией безопасности колонизационная деятельность постоянно продолжалась во множестве пунктов. Только у Зельбы было заложено 40 деревень с землевладением в 2150 хуфенов, это примерно 27 000 га пашни, непрерывно от Шлохау до Коница высажен лесной пояс шириной 20 км. Видимо, в данном случае речь шла столько же о военном обеспечении населения по Ногате, сколько и о культурном развитии страны.
Область, именуемая у летописцев ордена "дикими местами", до 1280 населяемая Галиндами и Судавами, которые были переселены в 1280 в северные земли ордена, была совершенно пустынна. Орден позволял существовать в этом пограничном районе с Литвой широкому поясу девственных лесов, чтобы затруднить литовцам проникновение в ядро орденских земель. Этой цели не удалось достичь вполне, как доказывали различные вторжения, особенно короля Витеня в 1311 году. В начале, когда орден был еще слаб, пояс девственного леса обеспечивал преимущество, напротив, он стал помехой, когда тот стал достаточно силен, чтобы не только отражать литовцев, но и атаковать. Пояс девственного леса как раз разделял земли ордена и Литву таким образом, что взаимное нападение было крайне затруднено. Вследствие этого решились после 1320 на ликвидацию дикой местности. Из-за постоянной опасности необходимо было довольствоваться сначала созданием замков и больших дворянских поместий и защитить проходы между озерами засеками и "домами в глуши" (сторожками).
Первый удар ордена сюда произошел в 1325 году предоставлением большого землевладения в 1440 хуфенов, то есть 23 000 га, в стране Сассовия 3 немецким рыцарям. Затем были заложены в девственной пуще замки и города Остероде и Гильгенбург, Сольдау и Хохенштейн. Магистр Вернер фон Орсельн атаковал ее с севера и создал замки Гердауэн и Бартен, Растенбург и Лойненбург, Вартенбург и Гуттштадт. В этом поясе крепостей его наследник, магистр Дитрих фон Альтенбург, уже решился осадить пруссов в качестве пограничников, которые главным образом выполняли службу дозора и сопровождения.
Когда их верность оказалась доказанной, другие пруссы и немцы приглашались, не как крестьяне, а как ленники, несущие вспомогательную военную службу. Ленные люди должны были оснащаться много большим недвижимым имуществом, чем крестьяне, до 10 хуфенов, то есть 160 га. После этого перешли к основанию дальше выдвинутой линии укреплений: Ортельсбург, Лик, Лётцен, Ангербург и Алленштайн, законченной во второй половине 14-ого столетия.
В 1370 был открыт путь крестьянам: широким фронтом немецкие крестьяне продвигались вперед на юг и достигли в 1400 мазурской озерной цепи. Сама она была открыта только после 1410. Колонизационный натиск ордена в 14-ом веке не только защитил сердцевину земель таким образом, что литовцы больше не могли продвигаться до нее, но и присоединил ранее спорную лесистую область к орденскому государству.
Все проведение колонизационных предприятий в Пруссии должно было происходить по хорошо продуманным, разработанным в центре страны планам. При исполнении их у отдельных комтуров была большая свобода. Сначала орден особо стремился к тому, чтобы создавать замки и города в стратегически и логистически важных пунктах, чтобы владеть оттуда страной. Основание городов оставалось за сувереном, в собственно орденской области - ландмейстером или великим магистром, в епископских уделах - за епископами.
В небезопасных областях орден и епископы стремились поселить немецких рыцарей. Епископы были особенно расположены к предоставлению им земель, чтобы мочь выполнять вменяющуюся им в обязанность местную оборону. С началом крестПри основании деревень орден очень точно определял положение и размер земельных владений. Он передавал обустройство деревни большей частью локатору (представителю власти в данном месте), как обыкновенно было в Силезии и Бранденбурге. В противоположность, однако, Бранденбургу и Мекленбургу орден допускал рыцарей в качестве локаторов и граждан городов и наоборот, бюргерские семьи в качестве держателей лена. При основании немецких деревень стремились смыкать границы деревенских владений теснее, чтобы легче было создать городской центр. Немецкие деревни принципиально сооружались на целине, так что экспроприации местного прусского крестьянина в пользу немецкого не происходило. Таким образом старые права оставались неприкосновенными а государство приобретало ценные окультуренные земли.
Объем немецкого колонизационного предприятия трудно точно оценить. Если более старые авторы говорят о 700 приходских и 18 000 прочих деревень в Пруссии, то должны были быть включены в их число самые маленькие деревушки. Новейшие исследователи считают основанными примерно 1400 немецких деревень. Для периода в 120 лет достойная внимания производительность. Чтобы смочь оценить это число правильно, нужно держать в уме, что деревенская марка составляла пространство вокруг поселения от 30 до 60 хуфенов, то есть от 700 до 1000 га, которые должны были быть возделаны. Каждый немецкий крестьянин-колонист получал из марки от 2 до 2,5 копытам или от 34 до 42 гa.
О числе немецких дворянских поместий, называемых служилыми поместьями, точные сведения возможно получить только для Помереллии, где называются 140 служилых поместий. В Кульмерланде было возможно разместить совсем немного немецких рыцарей, так как там уже проживало множество польских. Епископство Помезания передало до 1300 года 9 поместий немецким рыцарям, епископство Эрмланд (Вармия) за то же время - значительно больше. Величина немецких дворянских поместий сильно колеблется от минимум 80 га до 300 га. Однако, отдельные семьи получали огромные земельные комплексы. Так Вальтер фон Тифенау в 1236 году - 322 хуфенов при Мариенвердере; рыцарь Цезус 60 хуфенов; семья Штанге, наследница Тифенау, имела в 1282 более чем 1100 хуфенов, но была редуцирована до 682; рыцарь Гансхорн владел 100 хуфенами; Флеминг в Вармии - более 300 хуфенов; в 1325 году передавались в опасной лесной области 1400 хуфенов 3 немцам. Однако, такие латифундии долго не сохранялись, так как разделы наследства поощрялись орденом, а немецкие крестьяне уходили от крупных землевладельцев на поселение в свои собственные земли. Таким образом возникли на только что упомянутых 1400 хуфенах не менее 40 деревень.
О числе немецких городов мы лучше осведомлены. В Помереллии насчитывалось в 1400 году 20, в собственно Пруссии - 85 городов. Значительными населенными пунктами были, конечно, только: Данциг, Диршау и Кониц в Помереллии, Торн, Кульм, Эльбинг, Браунсберг, Кёнигсберг и Мемель в Пруссии. Прочие города были маленькими городками с вероятно не более 1000 человек населения. Не имелось в стране крупных городов в сегодняшнем смысле слова. Даже Данциг, который превзошел все прочие города в 1400, оценивается только в 15 000 жителей. В каком численном соотношении состояли друг к другу немцы, древние пруссы и славяне, невозможно указать с уверенностью. Орден должен был считаться в Пруссии с мощным славянским и старопрусским слоем населения. В Кульмской земле проживало еще до прибытия ордена много поляков, которые возвращались после восстания и восстанавливались в своих старых правах. Славян, именуемых поморянами или кашубами, орден также нашел после 1309 в Помереллии как преобладающую часть тамошнего населения. При этом в Кульмской земле, как и в Помереллии, речь шла как о рыцарях, так и о крестьянах. Число славянских дворянских поместий не зафиксировано. Наверное, однако, оно значительно превосходило в Кульмской земле число немецких дворянских поместий. Древние пруссы, перед 1230 хозяева земель от Вислы до Немана, сильно сократились в числе после великого восстания и лишились из-за немецкого переселения сплошного ареала своего расселения. Более не имелось чисто прусских краев к 1400, однако, преимущественно прусскими оставались Замланд и область комтурств Бранденбург и Бальга. В этих 3 районах были немецкими только три их городских центра и несколько деревень. Натангия, Вармия и район комтурства Христбург имели большее количество пруссов, чем немцев. Как и за старопрусскими крестьянами орден оставил также за старопрусским дворянством его владения, в том числе и после великого восстания. Можно установить по наличествующим документам, что в округах Гердауэн и Пройсиш-Холланд оставалось 74 старопрусских дворянских поместья, в Замланде 56, в епископстве Вармия - 23.
В Ливонии орден нашел немецких рыцарей и горожан, но ни одного немецкого крестьянина. Крестьянское население состояло из "аборигенов": Эстов и Ливов, Латгалов и Куршей. В орденское время не слышно ничего о дворянстве из коренного населения, будто оно никогда и не существовало или добровольно германизировалось. Немецкие города, за исключением Риги и Пернау (Пярну), Дорпата (Тарту) и Ревеля (Таллинн), оставались маленькими провинциальными городами. В Ливонии поэтому аборигены составляли в числовом выражении основную массу населения. В следующей главе мы рассмотрим, среди каких условий жизни, обязанностей и прав жили различные элементы народов и сословий орденского государства.ьянского заселения предусматривались в в значительном числе маленьких городах среди запланированных в окрестности деревень, которые должны были служить рыночными площадями для окружающего крестьянского населения. В плотнее занятой Пруссии имелось в виду удаление тех от деревень в 25-30 км, в Ливонии и Помереллии чуть больше. Эти провинциальные города должны были служить окружающему крестьянскому населению в качестве рыночных площадей, где могли продаваться сельскохозяйственные продукты и покупаться необходимые предметы домашнего обихода. Поэтому эти провинциальные городки и крестьянские поселения образовывали единое целое. Хватало для них самого простого неспециализированного магазина, одной питейной, одного трактира. Так как задачи этих провинциальных городов были незначительны, зачастую отказывались от их укрепления. Они назывались в Пруссии - лишке, в Ливонии - хакельверк.

_________________
Living history community "Die stadt Elbing 1360-1410"
Ska, piwo, halabardy!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Экономика и торговля ТО.
СообщениеДобавлено: 11-07, 09:02 
Не в сети
главбюргер
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-08, 16:34
Сообщения: 7042
Откуда: Brzesc, Bialorus
Цитата:
То, что Орден в интенсивном землепользовании также шел в ногу со временем, доказывает его содействие немецкому крестьянскому переселению. Определенно, оно производилось также, чтобы создать надежный слой деревенского населения; но в гораздо большей степени, поскольку немецкий крестьянин на своих полях был в состоянии добиться гораздо более высоких урожаев, чем прусский и славянский, который знал только соху и травопольную систему. Что для Ордена речь шла прежде всего о внутреннем подъеме крестьянского сословия без оглядки на язык, свидетельствует частый, упомянутый в предыдущей главе, перевод ненемецких деревень на немецкое право.
Мы не осведомлены о урожаях с пашни. Однако, они должны были сильно возрасти, как экстенсивно, так и интенсивно, поскольку через 100 лет после покорения страны Пруссия была уже в числе первых стран - экспортеров зерна в Европе. Орден стремился увеличивать доходы от земледелия еще и интродукцией ценных культур. Так, лоза была введена в культуру по долине Вислы, шафран, важнейшее красящее вещество того времени, по всей стране, в то время как сегодня он более не выходит за границы Силезии.
В животноводстве орден выполнил в такой же степени замечательную работу только в области коневодства. Требовались для его тяжеловооруженных рыцарей мощные жеребцы. Пруссия и Ливония могли предложить только маленькую местную, чрезвычайно нетребовательную, но вместе с тем выносливую и эффективную, но в качестве рыцарского коня слишком слабую породу - Швайке (Sweike). Следовательно, рыцарских лошадей требовалось вначале завозить, что было тяжелым финансовым бременем, так как каждый обходился в 15-20 марок серебра против 1,5 - 2 марок серебра, которых стоил хороший бык. Вскоре перешли к учреждению конных заводов. Они настолько развились, что в 1400 году имелось в наличии не меньше чем 3200 племенных кобыл, 2500 рабочих лошадей и 13 800 рыцарских коней. При этом не пренебрегали разведением швайке, которые особенно подходили для легких всадников и конных гонцов. Методы селекции ордена образовывали основу знаменитого восточно-прусского коневодства вплоть до недавнего времени.
Несмотря на обширное корчевание дальновидно принималось во внимание необходимость сохранения лесных массивов, что демонстрируют заповедные леса, в которых была запрещена рубка деревьев. При этом извлекалось, однако, из леса все, что было возможно при здоровой культуре лесничества. Древесина, кора, смола и зола для судостроения и кожевенного дела массово шли в атлантическую Европу, а так же пушнина и вожделенные соколы. Они большей частью вручались Великими магистрами как почетные дары владетельным князьям.
Охота имела хозяйственное значение в течение 14-ого века все больше в дикой местности с ее богатым поголовьем. Напротив, пчеловодство встречало во всех лесах усердную заботу. Ульев в современном смысле не было, а пчелы водились в особо охраняемых дуплистых деревьях, так называемых "медовых деревьях". Уже Генрих Латвийский упоминает о строгом запрете на рубку таких деревьев. Пчеловодство играло большую роль из-за высокой популярности меда, как заменителя сахара, изготовления медовухи, и из-за воска.
Особое значение имело также рыболовство из-за значительного числа постных дней. Поэтому многие монастыри закладывали у себя большие пруды для разведения рыбы. Тевтонский орден, видимо, этим не занимался. Вместо этого он оговаривал для себя в различных грамотах преимущественное право на рыбу. Рыболовство дозволялось поселенцам только в водоемах рядом с поселением с ограничением непосредственно домашним потреблением и при запрете большой сети „Niwat" или „Newod". С продвижением на побережье была открыта дорога к прибыльному морскому рыболовству, главным образом - сельди, которая имела большое значение в экономике тогдашнего запада. То, что косяки сельди доходили еще в 14-ом веке до прусского побережья, показывает замечание Дуйсбурга под 1313: „В этом году отсутствовал улов сельди, чего никогда не слушалось раньше". Когда сельдь ушла позднее к берегам Швеции, прусские купцы стремились получить там себе у других наций места ловли и места продажи. Король Дании Вальдемар IV, суверен южного морского побережья Швеции, предоставил пруссам ловы за заем в размере 500 марок серебра.
В горном деле возможные надежды на золото, серебро, другие металлы и на соль постигло разочарование, так как здесь был найден только янтарь. Эта светло-желтая, почти прозрачная смола доисторических лесов имелась и имеется в немалых объемах на побережье Самбии. Ранее имелись и другие места добычи, но во времена ордена у Пруссии была монополия. Янтарь там был найден еще ассирийцами „где Полярная звезда стоит в зените"; он найден в микенских и египетских гробницах, в некоторых из них до 400 янтарных бусин обнаружено и так же высоко ценился в императорском Риме. Маршрут перевозки на юг Висла - Одер - Дунай а около Вены имел характерное название – янтарный путь. В средневековье янтарь был очень востребован для дорогих „Paternoster", похожих на наши четки, для алтарных ковчежцев и ювелирных изделий.
Орден оставил за собой монополию на янтарь, но должен был признать, тем не менее, право на участие в ней епископов Самбии и монастыря Олива. Однако, оба этих дольщика довольствовались выплатой своей части в прибыли и предоставляли ведение предприятия целиком ордену. Он поручил его гроссшефферу (Великому шеффену) в Кенигсберге, который доверял комтуру Лохштедта и нескольким фогтам самбийского побережья сбор янтаря. Те организовывали команды по сбору материала на побережье и поставляли его затем для сортировки в Кенигсберг. Тот янтарь, что не оставался в стране, отправлялся морем в мешках в Любек и далее в Брюгге, где происходила обработка его для мировой торговли. Ежегодно должны были вывозиться 60 бочек, из них 3 с товаром высшего качества. Продажа янтаря приносила казне ежегодную чистую прибыль в размере от 3000 до 4000 прусских марок серебра. У 60 бочек янтаря была стоимость 1600-1800 фунтов или от 5000 до 6000 прусских марок. Себестоимость же составляла примерно 2000 марок серебра.
Пруссия и Ливония были в начале 13 века только что основанными колониями, которым предстояло еще 80 лет борьбы за собственное существование. В течение этих военных лет и еще довольно долгое время после них борьба за существование, за жизнь естественным образом отвлекала на себя все силы, что не оставалось ни на что другое ни времени, ни возможностей. Но после этого периода строительная деятельность со всеми сопутствующими производствами испытала быстрый взрывной рост. Доказательством этого является обустройство такого множества городов и деревень, церквей и замков в течение 120 лет с 1280 по 1400. Архитекторы, каменщики, плотники, столяры и слесари находили здесь обширное поле деятельности. Солидность и эстетические свойства строений свидетельствуют об основательном мастерстве и упорной работе. Огромная потребность в стройматериалах, древесине и кирпичах вынуждала к учреждению кирпичных печей и лесопилок. Они, видимо, начинались с малых предприятий и вырастали в огромные сооружения, которые переходили к массовому производству. Так же высокая потребность возникала в слесарных мастерских и стекольном производстве. Со строительством соревновалось мукомольное дело. Сеть мельниц накрыла всю страну и полностью покрывала ее требования в муке. Имелись маленькие деревенские мельницы, городские мельницы с 4 и 5 проходами и мельницы ордена при всех комтурствах. Некоторые из последних были огромными сооружениями с технически мастерски выполненными многомильными протоками.
В городах были хорошо развиты ремесла, работающие на повседневный спрос. Так, в маленьком Лауэнбурге в 1400 было 40 сапожников, в новом городе Данцига - 30 мясных лавок. Во всех городах имелись также рыбные, хлебные, суконные лавки и так далее. Главный центр товарного производства сукна – Фландрия, бывшая вследствие этого самой богатой страной Европы, - ограничивал, конечно, их производством грубого сукна, которое вырабатывалось кустарными методами. Имелось ли в наличии большое количество сукновален на водяном приводе, не известно. У не очень крупного Тухоля была очень внушительная водная сукновальня.

Бросается в глаза, что во всем так усердно думающий об экономическом процветании Пруссии Орден вовсе не добивался развития более тонкого сукноделия и позволял идти за границу неразделанной древесине. Производством тонкого сукна он очевидно, вызвал бы экономическую войну на уничтожение с чрезвычайно могущественной в финансовом отношении Фландрией, которая была, кроме того, основным покупателем прусского зерна. Основная масса древесины шла в качестве корабельного леса опять же во Фландрию и Англию. Для судостроения не стоял вопрос о самостоятельной разделке древесины из-за разнообразия типов кораблей.

_________________
Living history community "Die stadt Elbing 1360-1410"
Ska, piwo, halabardy!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 4 ] 

Часовой пояс: UTC + 2 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
РейСРёРЅРі@Mail.ru
Создать форум

| |

Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB