"Terra Teutonica 1360-1425"

living history community
Текущее время: 23-11, 13:04

Часовой пояс: UTC + 2 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 25-01, 01:41 
Не в сети
главбюргер
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-08, 16:34
Сообщения: 7042
Откуда: Brzesc, Bialorus
Тумлер:

Литовские войны занимают наибольшее место у всех орденских хронистов. Они проходят красной нитью через орденскую историю до 1400 и были очевидно решающими для всего развития и для самого существования Орденского государства.

Древняя Литва состояла из провинций Ковно, Гродно и Сувалки, в сумме примерно 100 000 км2. Высокоширотное расположение, открытость со стороны континентальной России и обильные осадки делали страну суровой и бедной. Земледелие и животноводство обеспечивали лишь скромное внутренние потребности, рудные богатства вовсе отсутствовали, для торговли не было регулярных путей сообщения, так как Неман с его притоками замерзал надолго и мало судоходен. Лишь древесные богатства огромных девственных лесов могли использоваться, конечно, только если прусское орденское государство принимать в расчет как покупателя. Однако, со своими девственными лесами, болотами и трясинами страна была естественной, трудно преодолимой крепостью. Только в зимних походах были шансы на успех предприятий против Литвы до 1400. Мягкой зимой или летом походы приводили почти всегда к провалу операций.

Так, мы знаем, что ливонская армия погибла в 1236 году при осеннем походе и что крупные предприятия в 1268, 1370 и 1372 годах пришлось прекратить из-за мягких зим. Девственные леса действовали демографически как пустыня: они производили сильных, непритязательных, но и жестоких людей и вдобавок с хроническим недостатком жизненного пространства. Литовцы были ужасом соседних народов, когда они вырывались на своих выносливых лесных лошадях из своей земли, и когда защищали от превосходящего противника крепость своей родины. История Литвы - это настоящее отражение ее народа: один озаренный кровавым блеском героический эпос.

Древняя Литва развилась в две государственно разделенные области, Жемайтию или Нижнюю Литву и Аукштайтию или Верхнюю Литву. Каждая оставалась автономной, но они были связаны благодаря энергичным личностям в одну сильную монархию, которая распространилась в постоянных завоевательных до Москвы и Черного моря. Казалось, будто вся Россия должна войти в литовское государство.

Первое образование литовской великой державы произошло в 1240 при Миндовге. 70 годами позже Гедимин вновь возобновил завоевательную политику с большим успехом. За ним следовали его сыновья Ольгерд и Кейстут, при которых Литва достигла своего апогея. Они разделили труды с братским согласием, которое казалось до того небывалым в Литве: Ольгерд взял на себя захват русских восточных пространств, Кейстут сдерживал бурный натиск сил Тевтонского Ордена. Если необходимо было больше сил, Ольгерд спешил на помощь брату. После смерти Ольгерда его сын Ягайло, казалось, добился единовластия через убийство Кейстута. Он вынужден был передать его, однако, став королем Польши, своему двоюродному брату Витовту. При Витовте Литва достигла максимального расширения.
Но для великого государственного деятеля ему недоставало дальновидности. Так, он помог своему смертельному врагу Ягайле сломить мощь Ордена и не заметил, что Литва попала на буксир к Польше. После смерти Витовта в 1429 году литовская великая держава опустилась до бесплатного приложения к Польше. Некоторые называют Витовта Великим. Он велик как политик столь же мало, как например, Масинисса, противник Ганнибала, который победил с помощью Рима Карфаген и не заметил, что устранил неопасного противника через опасного союзника. Скорее нужно называть Великим Ягайлу; у него было редкое умение соединять государственную мудрость, цепкость и разумную податливость в случае необходимости.

В сравнении с немецкими государствами Ливонии и Пруссии литовцы находились с самого начала на почти беспрерывном военном положении. В течение всего времени пока немцы должны были бороться здесь против аборигенов, литовцы всегда были агрессорами. Они совершали вторжения снова и снова и наносили вновь и вновь тяжелейшие поражения орденским армиям. Их смелость явствует из того, что они продвигались годы 1204 и 1263 маленькими военными отрядами до Эстонии, в 1225 почти до Новгорода, в 1289 и 1308 до Самбии, в 1330 и 1323 до Добжиня в Польше. В этих поездах они ужасно свирепствовали. Так, каждый из воинов Витеня увел с собой при набеге на Польшу в 1294 году 20 пленников, в 1311 были увезены из слабо заселенных пограничных земель Юго-восточной Пруссии 1200 человек и в 1323 году из далеко внизу лежащей маленькой земли Добжинь 6000 человек.
У Ордена не оставалось иного выбора после подчинения Ливонии и Пруссии, кроме как наседать на этого врага в его собственной земле. В то же время это давало то преимущество, что можно было исполнять долг религиозной войны против литовцев-язычников. Но борьба стала бы и без этого момента насущной необходимостью для Орденского государства, так как Нижняя Литва вдавалась глубоким клином между обеими странами Ордена и делала, таким образом, их объединение невозможным.

Борьба вокруг Помереллии и с архиепископом Риги израсходовала силы Ордена в решающие десятилетия после окончательного умиротворения орденских земель. Литва за это время выросла при Гедимине до воинственной великой державы. Когда Орден смог перейти к нападению, он противостоял уже сведущему в военном деле и богатому вспомогательными силами из русского глубокого тыла сильно укрепившемуся врагу. Предотвратив латентную напряженность в Ливонии и с Польшей, Орден двинул все свои силы против Литвы.

Еще большее значение имело, что его армии больше не выказывали той ударной силы, что в борьбе за Пруссию и Ливонию: они определенно не слабее действовали чисто в военном плане, но более не проявляли смелой, самоотверженной стойкости посреди вражеской страны. Это, конечно, резко усложняло действия в бесконечно далекой, бедной Литве и против единого, имеющего боевой опыт врага. Еще более судьбоносным было то обстоятельство, что не прибывало более крестоносных армий, достаточно сильных для решительного перелома. Определенно, крестоносцы постоянно прибывали, часто в значительном числе, со всех частей Европы, короли, князья и простые рыцари, но только в таком объеме, который образовывал, пожалуй, усиление армии Ордена, но не представлял из себя эффективной боевой мощи.

Значительными крестоносцами были:

Из Англии: В 1352 герцог Ланкастер; в 1390 герцог Дерби, позднее король Генрих IV: В 1397 Вильгельм Дуглас якобы с 240 или даже 390 кораблями. Дуглас должен был разбить противника наголову с таким ударным кулаком.

Из Нидерландов: В 1327 24 сеньора: В 1335 граф Намюрский, в 1346 граф Лоский с якобы 36 000 воинов; в 1343 и 1345 граф Голландии во второй и третий раз; в 1377 граф Гельдернский.

Из Богемии: Король Ян с его сыном Карлом, позднее императором Карлом IV в 1328, в 1337, в 1343.

Из Венгрии: Король Людовик в 1337, в 1343, в 1345.

Из Австрии: В 1372 герцог Леопольд с 1500 всадников; в 1376 Альбрехт III с 5 графами и 2000 человек во второй раз. В первый раз его сопровождало 3 графа, которые были позже по очереди губернаторами в Австрии, и поэт Освальд фон Волькенштейн, тогда еще наполовину ребенок.

Из Баварии: В 1337 герцог Генрих Нижнебаварский, в 1372 герцоги Стефан и Фридрих, в 1386 Вильгельм IV.

Не напрасно утверждают, что крестовые походы в Литву стали спортом западноевропейского рыцарства. Если Орден придавал все же этим крестовым походам большое значение, то исходил, пожалуй, больше из желания оставаться с королями, князьями и рыцарством всего запада в тесном контакте. Это давало ему всюду могущественных покровителей и помощников и знакомило его очень быстро со всеми новыми достижениями запада.
Первые наступательные предприятия Ордена начались после 1300 из Рагнита (город Неман – прим.мое, как и дальнейшие современные названия в скобках). Как начатые без системы, они принесли немного положительных результатов, зато побудили короля Витеня в 1311 к большому вторжению в Пруссию. Армия Ордена следовала за ним форсированными маршами. Витень не хотел бросить в пути свою добычу и 1200 пленников и поэтому его смогли нагнать при Воплаукене (Воплавки). Он сразу окружил себя якобы восьмикратной засекой. Братья прорвали ее в связанной с большими потерями битве и полностью разбили врага. В этом им помогали пленники, которые избавились от своих оков и убили сторожей. Армия Витеня была силами только в 4000 человек. Роннебургские анналы оценивают только его потери в 40 000 и силы орденского войска в 22 000 человек.

После 1316 в предприятиях Ордена появилась хотя бы малая система, когда взялись за разрушение жемайтских замков по правобережью Немана, чтобы сделать речной путь свободным для крупных операций.

В 1336 приступили к систематическому строительству замков для блокирования Жемайтии. Первым был построен замок Мариенбург в 40 км выше Рагнита. Когда он был разрушен жемайтами в том же самом году, вновь сооружался как Георгенбург (Юрбаркас) несколько дальше вверх по течению и был снабжен гарнизоном в 140 человек. При нападении на него Гедимин встретил смерть от выстрела. Затем последовали Йоханнесбург (Пиш) в Мазурах и Терветен (Тервете) с Добеленом (Добеле) непосредственно на ливонской границе. В 1360 году присоединилось к ним второе кольцо замков, Нойхауз и Винденбург (Венте) в Пруссии, Гробин (Гробиня) в Курляндии. Ольгерд и Кейстут попытались разорвать угрожающее Жемайтии кольцо в 1348 году одним большим наступательным ударом. Они следовали за орденской армией, которая возвращалась из Литвы под руководством великого комтура Винриха фон Книпроде и маршала Данфельда. Винрих заманил врага через болотистую, замерзшую реку Стреве и отбросил его обратно на нее. Сломавшийся лед превратил поражение литовцев в полную катастрофу. Силы армий неизвестны. Шютц указывает их, естественно сильно преувеличено, в 40 000 и 70 000. Он нашел много некритичных переписчиков вплоть до последнего времени.

С 1360 начинается неутомимое наступление Ордена на вражескую страну. Едва ли хоть один год обходился без набегов на Литву, в течение некоторых лет происходило 3, 5, даже 8 таких походов, как в 1361, 1370 и 1381. В 1362 году захватили Ковно (Каунас), тогдашнюю столицу Литвы, в 150 км выше Рагнита; в 1363 армия Ордена продвигалась вперед даже до Гродно и Вильнюса и за Нарев; в 1369 Каунас захватывался во второй раз и строился близ него замок Готтесвердер.

В 1361 Кейстут на охоте в Мазурах попал в руки дозорным Ордена. Однако, он ускользнул из тюрьмы в Мариенбурге с помощью предоставленного ему в качестве слуги литовца Альфа и пробился, переодетый в брата ордена, через Мазовию. Ольгерд и Кейстут еще раз попробовали генеральное контрнаступление. Они настолько уверенно чувствовали себя после привлечения войск со всех краев обширного государства, что решили предупредить Великого Магистра о своем визите к Мариенбургу в 1370. Чтобы разгромить его вопреки этому предупреждению, литовская армия тайком промаршировала Жемайтией, дабы перейти залив у Мемеля и вклиниться между вооруженными силами Ордена.

Недостаток льда вынудил князей воздержаться от перехода заливом и двигаться на запад кругом вдоль берегов. При Рудау (Мельниково Зеленоградского района) магистр Винрих вышел им навстречу. Его крыло обратило литовцев в паническое бегство и этим дало перевести дух другому крылу. Там только личное участие орденского маршала Генриха Шиндекопфа предотвратило панику. Шиндекопф перешел затем к неутомимому преследованию, которое стоило жизни ему самому, но полностью рассеяло литовскую армию. Старые авторы вновь принимают силы сторон чересчур завышенными: силы Ордена 40 000 чел., литовцев 70 000 чел. По преданию Ганс Заган с кёнигсбержскими ремесленниками на крыле Шиндекопфа решил судьбу сражения.
С тех пор Ольгерд и Кейстут более ни разу не решались на нападение. Кейстут предлагал императору Карлу IV обращение Литвы в католичество, если Тевтонский Орден переведут для борьбы против монголов в русскую степь и вернут все отнятые области Литве (Вартеберге и Хроника. Генриха фон Ребсдорфа в PR SS RR II 76, 742). Эрет в «Литва ранее и теперь» пишет, принимая ход Кейстута всерьез: „Вместе с тем разбилась одна из его самых дерзких надежд." Только утопист мог бы иметь такую надежду, а Кейстут таковым вовсе не был.

После смерти Ольгерда положение в Литве коренным образом, казалось, изменилось в пользу Ордена, так как в великокняжеской семье вновь вспыхнула борьба. Когда сын Ольгерда Ягайло захотел сместить Кейстута, он связался с Орденом и уступил ему Жемайтию по Дубисскому договору 31 октября 1382.

Орден, казалось, достиг желанной цели, так как жемайты не могли в одиночку выстоять против мощи Ордена. Но вскоре начались те вероломные интриги, что сопровождали Ягайло и его двоюродного брата Витовта в течение всей их долгой жизни. Витовт яростно ненавидел своего кузена Ягайло всю жизнь как убийцу его родителей. Не было ли причиной еще и то, что он часто мог ощущать политическое превосходство Ягайлы? Ненависть снова и снова вела Витовта к Ордену, но Ягайло вскоре склонял его большими обещаниями, которые, по возможности, не исполнял, к предательству Ордена. Витовт тогда каждый раз мог захватить врасплох орденские замки в Литве, которые были открыты для него и его людей как союзники Ордена, и разрушить их. Это удалось ему в годы 1384, 1392 и 1401. Получили первое предупреждение комменды Пруссии, в письме Ягайлы от февраля 1383 Великому магистру: „В отношении жемайтов, которые Вы пригласили к себе, мы просим Вас, чтобы Вы не приглашали их, так как все жемайты вверили себя нам." Хайни не видит провокацию Ордена в процитированном письме.

Это было кварталом позже того, как Ягайло торжественно предоставил Жемайтию Ордену. В ответ Орден заключил 31 января 1384 союз с Витовтом, который гарантировал ему Жемайтию и свою вооруженную поддержку. В мае этого года армии Ордена и Витовта дошли до Каунаса. При огромном напряжении сил - якобы 40 000 рабочих, 80 000 ломовых лошадей а также кирпича и древесины из Пруссии - могущественная крепость Мариенвердер была построена на острове у Каунаса в течение 4 недель.

В июле того же года Мариенвердер, Георгенбург и Мариенбург были предательски захвачены врасплох Витовтом и разрушены. В январе 1390 удалось Витовту через посредничество пленных орденских братьев вновь добиться союза с Орденом. Полагали, что могут доверять ему, когда его супруга Анна и 100 бояр прибыли в Пруссию и 30 жемайтских бояр объявили о своей готовности к союзу с Орденом. Двумя годами позже Витовт повторил свое предательство июля 1384.
Впервые Витовт, казалось, дал гарантии верности во время большого съезда на острове Салин в 1398 году, когда он объявился с большой свитой, в числе которой было и 5 русских князей. Представительство Ордена было столь же высоким. Магистра сопровождали 3 епископа, сановники Пруссии и Ливонии и многие рыцари Ордена. Витовт обязывался передать Ордену Жемайтию вплоть до Нявежиса и Дубисы и помогать ему там в строительстве замков.

При участии Витовта ее захватили в 1399 году и обеспечили несколькими замками. В 1401 году вспыхнуло восстание, которым руководил полевой командир Витовта! Ожесточенные этим, в Мариенбурге заковали жемайтских заложников в железо. Это довело некоторых из этих несчастных до самоубийства. Наконец, в 1404 году, кажется, с Ягайло пришли к длительному миру. В мае подписывался Рациажский договор: Жемайтия остается Ордену а Витовт должен оказывать помощь Великому Магистру и оставить заложников; если Витовт не исполнит эти обязательства, то „магистр может принуждать его с нашей помощью к исполнению обещанного".

В декабре 1404 Витовт действительно оказал помощь в угнетении жемайтов. Героический народ оказал небольшое сопротивление, настроение было таково, что несколько бояр выразили опасения орденскому фогту, будто страна может снова перейти под господство Витовта. Теперь можно было без проблем заложить замок Кенигсберг и занять его 60 орденскими братьями. Замок был построен в четыре недели. Михаэль Кюхмайстер, назначенный фогтом Жемайтии, умел отлично обращаться с населением. Так, он запросил себе дополнительно скот, зерно, одежду и тому подобное из орденских земель, чтобы поправить господствующую из-за долгих войн нужду. Действия его сказались, когда он объезжал в 1406 всю страну: он был сердечно принят всюду и упрошен отправить большое посольство к магистру. Посланники просили его о крещении их в качестве заложников в Мариенбурге удерживаемых детей. Оно осуществилось в торжественной обстановке. Таким образом жемайтский вопрос казался решенным, наконец, в пользу Орденского государства.

_________________
Living history community "Die stadt Elbing 1360-1410"
Ska, piwo, halabardy!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 2 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
РейСРёРЅРі@Mail.ru
Создать форум

| |

Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB