"Terra Teutonica 1360-1425"

living history community
Текущее время: 20-11, 02:17

Часовой пояс: UTC + 2 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Братство Черноголовых.
СообщениеДобавлено: 29-12, 13:23 
Не в сети
главбюргер
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-08, 16:34
Сообщения: 7042
Откуда: Brzesc, Bialorus
Цитата:
В 1495 г. в Таллинн из Брюгге был доставлен большой алтарь, изготовленный там анонимным мастером легенды св. Лючии. Створки алтаря, украшенные живописью, можно видеть в одном из залов Государственного художественного музея в Кадриорге. В нижней их части помещены изображения тридцати молодых людей в молитвенных позах, с благоговейно сосредоточенными лицами. В облике их нет однообразия. Двое из изображенных - старейшины Братства Черноголовых, которые ездили заказывать алтарь - мастер явно старался передать портретное сходство.

Герб Братства ЧерноголовыхГерб Черноголовых - голова Святого Маврикия, эфиопа по происхождению, небесного покровителя Братства. "Негрская голова" придает таинственность этой организации, которую специалисты считают чисто прибалтийским явлением. Более того, именно с Таллинном связано и первое упоминание Братства (1399 г.). Предание же относит его основание к середине XIV в., когда некоторые иноземные купцы объединились для защиты города и своих торговых интересов во время восстания Юрьевой ночи (1343 г.) - самого крупного восстания эстонского народа против своих завоевателей. Известно, что позднее Братство Черноголовых существовало в Нарве, Тарту, Хаапсалу, Риге, а в XVII в. оно появилось и в немецком городе Висмаре.

12 сентября 1407 г. таллиннский магистрат утвердил устав Братства - так называемые Большие права. Права и впрямь были немалыми, поскольку Братство Черноголовых принимало на себя также важную и почетную обязанность - защищать город от всех вражеских нападений. Члены Братства составляли особый конный отряд в городском ополчении. Большие заслуги имели Черноголовые в двадцатипятилетней Ливонской войне. Одно из сражений произошло в 1560 г. неподалеку от Пярнуской дороги. На том месте, на нынешней ул. Марты, и сейчас стоит массивный каменный крест - памятник городскому советнику Бласиусу Хохгреве, погибшему в том сражении. В память же о своих погибших товарищах Братство Черноголовых заказало эпитафию мастеру Гландорпу. На ней погибшие изображены на фоне таллиннского городского пейзажа. Это самое старое из сохранившихся изображений Таллинна - не всего города, к сожалению, а лишь той его части, которая вместе с церковью Олевисте выходит к Большим Морским воротам.

Члены Братства, являясь конной стражей, стояли в дозоре на башнях и других высоких местах. Каждый вечер, после захода солнца, когда запирались городские ворота, они вшестером должны были объезжать и осматривать изнутри городскую крепостную стену. Будучи организацией военной и достаточно состоятельной, Братство Черноголовых в 1526 г. передало магистрату Таллинна 8 камнеметных машин, 20 пушек на лафетах и 66 орудий меньшего калибра. 50 золотых марок было пожертвовано на изготовление пушек для Нарвы, при этом оговаривалось, что на всех орудиях будет изображен герб Братства.

Черноголовые непременно участвовали во всех торжествах и процессиях, религиозных и светских, с танцами, музыкой и факелами, на конях и пешими. Им предоставлялось право встречать почетных гостей в гавани и сопровождать их до квартир. Так в середине XVI в. для встречи вновь избранного магистра Ливонского ордена члены Братства в полном составе и парадном облачении выезжали к Вильяндискому замку.

Кто же входил в Братство Черноголовых? Купцы, но лишь те, кто по уставу Большой гильдии не могли быть ее полноправными членами: юридически несамостоятельные или же не имевшие в Таллинне своего дела, местные неженатые купцы или купцы-иноземцы. Могли быть членами Братства и приказчики. Кроме купцов в Братстве Черноголовых разрешалось состоять представителям самого почетного ремесла - золотых дел мастерам, а также интеллигенции: известно, что в состав Братства входили аптекари, литераторы, профессора гимназии.

Все члены Братства имели свободный доступ в здание Большой гильдии и пользовались ее залом для своих собраний.

Герб Братства был помещен на многих предметах, подаренных им гильдии: кубках, подсвечниках, скамьях, витраже 1548 г. Купцы из Братства Черноголовых готовились к своей будущей профессии в составе Большой гильдии. Старший состав Братства, также называвшийся "старшей скамьей", был даже обязан посещать важные собрания и пиры Большой гильдии: вслушиваться в разговоры о товарах и ценах, дальних странах и всевозможных чудесах, учиться науке торговать и умению вести себя разумно во всех случаях жизни, дабы не посрамить чести города и его славного купечества. "Восходящие купцы" - такой термин бытовал в XVI в., употреблявшийся по отношению к Черноголовым.

Разумеется, у себя дома, в своем зале, члены Братства собирались почти ежедневно, по вечерам, - "отдохнуть от трудов праведных". Разговоры велись неспешно, под круговой, непрерывно наполнявшийся кубок. Дважды в году Братство отмечало и большие праздники: первый - после рождества, когда заканчивалась навигация (с 24 декабря по 10 января), и второй - от пасхи до начала навигации. Сначала решались все важные дела, объявлялись назначения, затем следовали пиры и танцы. Молодые купцы любили приглашать на свои пиры музыкантов. И торжественные общегородские шествия возглавляли, как правило, именно они - братья Черноголовые со своими музыкантами. Гостями Черноголовых нередко бывали владельцы и капитаны кораблей, так называемые "нюрнбергские торговцы" (немецкие купцы, привозившие в Таллинн товары для розничной торговли: шелк, платки, вина и пряности), монетные мастера, писари и даже дворяне, причем, судя по спискам, иной раз самых знатных фамилий. Так, например, в 1535 г. Братство посетили брат и сестра самого шведского короля.

На больших ежегодных пирах и происходил обычно прием в члены Братства. Им мог стать всякий "достойный", кто посетил до вступления 1-2 праздника. Имя новичка вносилось в книгу Братства, старейшина наставлял и поздравлял его, а вся братия при этом пила за здоровье нового собрата из знаменитых кубков Черноголовых - "козьей ноги", хранящихся ныне в Городском музее на улице Вене, 17.

Видимо, в связи с тем, что Братство Черноголовых со временем становится все более могущественной организацией, растут его раздоры и несогласия с Большой гильдией. Если раньше члены Братства свободно пользовались залом гильдии для своих пирушек и собраний, то к 1540 г. их уже вытеснили оттуда, и оскорбленные Черноголовые вынуждены были обратиться с жалобой в магистрат. В своей петиции "восходящие купцы" подробно и откровенно перечислили те унижения и притеснения, которым они подвергались в здании Большой гильдии. Особенно оскорбляло молодых купцов то обстоятельство, что их непомерно и беспощадно штрафовали на их же собственных свадьбах."А почему бы на своей свадьбе и не напиться?" - простодушно вопрошали магистрат Черноголовые.

Разумеется, жалобу в ратуше разобрали и вынесли мудрое, соломоново решение: закон для всех должен быть один. Всем гостям Большой гильдии рекомендовано быть вежливыми, приветливыми, не говорить дурно о дамах и правителях, в том числе и о членах магистрата, а главное - "каждому пить свое пиво с радостью".

Спорить с этим Черноголовым было трудно: их собственный устав тоже предусматривал строгое исполнение правил поведения на пирах. Обругал своего собрата - плати марку штрафа, ударил по лицу или по уху - две, ударил еще - три марки. Если же подобное оскорбление личности произошло прямо в зале Братства - шесть марок. Дерзко, из шаловливых побуждений позвонил председательским колокольчиком - плати фунт воска, пропустил торжественную праздничную трапезу или церковную службу - три фунта воска на братские свечи. Большой штраф - пять фунтов воска - выплачивал тот, кто "вцепился другому в волосы или плеснул в лицо пивом". Очевидно, и такое случалось на шумных братских пирах. Воск не случайно заменял денежный штраф - как для освещения собственных залов, так и для церкви требовался он в большом количестве. Черноголовые опекали Доминиканский монастырь и усердно следили за тем, чтобы их церковь - св. Екатерины - выглядела не беднее других. Случалось, что они передавали ей большие ценности, богатую церковную утварь. Именно для этой церкви и заказан был ими уже упоминавшийся алтарь. Перед алтарем всегда горела свеча, а по праздникам - пудовая. На них-то в основном и шел штрафной воск, и распорядители братских пиров зорко следили за тем, чтоб монахи своевременно изготовляли из него свечи. У Черноголовых, как и у гильдийцев, на каждый вечер было по два шафера. Кроме заботы о пиве и угощении, об освещении и удобствах, в их обязанности входила и еще одна, довольно любопытная: подводить к дамам кавалеров во время танцев. Забота же о монашеской братии одними свечами не ограничивалась: к праздникам в Доминиканский монастырь отправлялось по бочке крупы, гороха, мяса, или же вместо него - по две бочки рыбы. Постоянно в монастырь поставлялась сельдь и разная дорогая рыба, по праздникам же члены Братства жертвовали монастырю и немалые суммы денег.

Еще в середине XV в., когда Братство Черноголовых беспрепятственно пользовалось залами Большой гильдии, встал вопрос и о собственном доме. Вначале Братство снимало помещения у частных лиц - то на ул. Вене, то на ул. Кулласеппа, пока, наконец, в 1517 г., не арендовало дом купца и городского советника Вианта (ныне дом № 26 по ул. Пикк). Это был жилой дом, "модный", как отмечалось в договоре: над сенями помещался зал, освещаемый тремя окнами второго этажа (обычно над сенями размещались складские помещения, залы же в домах жителей редко встречались тогда в Таллинне). За сенями, как и в других богатых домах, находилось жилое помещение, согреваемое теплым воздухом от калорифера. Под крутой крышей хранились товары.

И это здание, конечно, неоднократно перестраивалось. Прежде всего новые хозяева разобрали стены заднего жилого помещения и построили на этом месте зал. Он достигал нынешней ул. Сяде, опираясь там на аркаду и восьмигранный столб. Место здесь понижалось, и потому задний фасад дома Братства был навесным. Свой нынешний облик здание приобрело лишь в конце XVI в., когда был значительно перестроен фасад, украшенный многочисленными барельефами: тут и изображение Христа, и аллегория "Мира" и "Правосудия", а между этажами - гербы ганзейских контор в городах Брюгге, Новгороде, Лондоне и Бергене - главных торговых пунктах, с которыми теснейшими узами было связано местное купечество. Изображения этих гербов были когда-то и на балдахине, служившем покрывалом для скончавшихся членов Братства. Наше внимание не может не привлечь и фасад с изображением сражающихся в рыцарских доспехах членов Братства.

Насколько известно, именно тогда в городской строительной практике Таллинна впервые разделились роли мастера-строителя и архитектора. Раньше мастер все делал сам: тесал камень, клал стены, он же руководил работами. А вот уже этот фасад перестраивал мастер Луттиг по проекту Арента Пассера, видного зодчего и скульптора, сорок восемь лет состоявшего на службе города. Арент Пассер умер в 1637 г. и похоронен в церкви Олевисте. Он практически первый архитектор в градостроительной истории Таллинна.

Фасад дома Братства Черноголовых является едва ли не первым свидетельством и влияния нового стиля - ренессанса, более того - едва ли не единственным образцом этого стиля в городской строительной практике.

Планировка самого здания с тех пор почти не менялась, лишь все пышней и изощренней украшались внутренние помещения новейшими произведениями искусства. В сенях дома Братства висели модели ганзейских кораблей, одну из них можно увидеть и сейчас в вестибюле Городского музея. Стены залов были обшиты панелями, столы и скамьи украшены резьбой.

Одну боковую стенку - "щеку" - скамьи Братства Черноголовых хранит музей башни Кик-ин-де-Кёк. На ней кроме св. Маврикия помещено и изображение второго покровителя Братства - св. Георгия, поражающего копьем дракона.

Нa втором этаже дома Черноголовых в верхнем зале была собрана коллекция живописи: многочисленные портреты правителей и придворных XVII-XIX вв. и тот самый, известный нам, алтарь; здесь же были представлены образцы средневекового оружия, литавры, знамена, книга членов Братства; во внутренних шкафах - оловянные я серебряные кубки, бокалы, кружки, тарелки XV-Х1Хвв., знаменитые кубки "козья нога" и многие другие реликвии.

Еще в 1806 г. Братство Черноголовых приобрело соседнее здание (Пикк, 24) с одним из самых замечательных средневековых залов Таллинна. В 1919-1921 гг. этот дом соединили со зданием Братства, и, таким образом, в распоряжении Черноголовых оказалось здание еще одной средневековой гильдии - св. Олафа (Олая).

_________________
Living history community "Die stadt Elbing 1360-1410"
Ska, piwo, halabardy!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 2 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
РейСРёРЅРі@Mail.ru
Создать форум

| |

cron
Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB